Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

скоко-скоко?

Литературоведение

Как оказалось, далеко не все еще знакомы с произведениями генерал-лейтенанта Николая Пушкарева. Приведем пару характерных отрывков из его книги "ГРУ: вымыслы и реальность":

"Хотел бы остановиться еще на одном эпизоде в процессе изучения иврита. Мне нужно было получить хорошую языковую практику. Посоветовавшись с опытными разведчиками, я принял решение искать подступы к московской синагоге, которая располагалась на улице Архипова. Я придумал вполне реальную «легенду», которая заключалась в том, что я имею еврейские корни и хотел бы выехать к дедушке, который проживает в Израиле, а для этого мне надо быстро научиться говорить на иврите. В те годы евреев не выпускали за границу, но многие из них надеялись на выезд и «подпольным» образом изучали иврит, в том числе и в этой синагоге. Наша разведка знала это наверняка. Под видом будущего эмигранта я появился в синагоге под именем Ильи Моисеевича Райзберга. Живя когда-то в Одессе, я был знаком с этим евреем, практически моим сверстником, который вскоре уехал в Европу. Он сменил фамилию, женился на иностранке и разорвал связи с Советским Союзом.

Зная историю еврейского народа, его традиции, обряды и религию, я быстро вписался в коллектив синагоги. К тому же носил бороду как добропорядочный и верующий еврей. Вот только одного побаивался, как бы мне не оказаться со знакомыми евреями в какой-либо бане. Я же не проходил обряд обрезания, и мне было бы худо, если бы моя «легенда» раскрылась. Правда, о последствиях я не размышлял, так как жизнь к 25 годам меня уже обучила многому. Главное — это не бояться ничего, не быть трусом, а если раскроют, то выдержать все то, что подкинет мне судьба. И я шел прямо, иногда напролом, как через таежные просеки, к достижению поставленной цели и к решению тех задач, которые я обязан был решать вне зависимости от обстоятельств и разных условий. Я же был разведчиком, и я всегда знал, на что шел и что мог получить взамен. Пожалуй, это чувство риска, смелости и готовности к неизвестному будущему я пронес через все годы.

Но на этот раз мне не повезло, я полностью раскрыл себя. Дело в том, что перед посещением синагоги я переодевался в гражданский костюм. Но в тот злосчастный вечер я снял армейский китель, а на армейскую зеленую рубашку с погонами надел красивый заграничный свитер, подаренный мне одним другом, который работал советским военным атташе. Я был в армейских брюках, из которых моя жена аккуратно выпорола синие лампасы, говорящие о принадлежности к войскам связи. Мне казалось, что я одет вполне подходяще для синагоги и ничто не должно меня выдать. Но я ошибался. Один из моих новых друзей по изучению иврита встретил меня в синагоге и радостно похлопал меня по плечу, да так, что обнаружил мои погоны со звездочками. Что было дальше, я не хотел бы описывать… Пусть это будет моей тайной, моим секретом…"


"Точно не могу сказать, кем и откуда нам в ГРУ была доставлена видеокассета с записью атаки еврейских женщин на арабские позиции. Атака происходила необычным образом. Батальон еврейских женщин в сапогах-чулках, в мини-юбках и без кофточек шел в атаку на арабские позиции. Женщины-еврейки были в возрасте от 18 до 23 лет с длинными черными волосами и открытыми грудями. По всей видимости, выпили горячительные напитки. У правого бедра у каждой из них был автомат «УЗИ». Они дико кричали и быстро бежали в сторону арабских окопов, а на ходу громко выкрикивали: «Мухаммед! Махмуд! Джемал!» и т. д.

Съемка производилась днем и вероятнее всего с вертолета. Мы увидели следующую картину: белолицые женщины с большими бюстами, с развевающимися длинными черными волосами, с диким визгом быстро бежали, на ходу стреляя из автоматов «УЗИ» и выкрикивая арабские мужские имена. Дело в том, что, по Корану, арабы-мужчины не имеют права смотреть на голых женщин до захода солнца. Вот этим моментом и воспользовался еврейский женский батальон. Когда какой-нибудь арабский боец высовывался из окопа, стараясь произвести выстрел, то только видел перед собой кучу полуголых женщин-евреек и тут же со страху перед Аллахом бросался лицом на дно окопа. Тем временем еврейский женский батальон на бегу расстреливал арабов в окопах, которые лежали вниз лицом. Это была изумительная атака бойцов еврейского женского батальона, которые так смело и решительно захватили практически без жертв арабские оборонительные рубежи".
скоко-скоко?

(no subject)

Будущее только Аллаху ведомо, но пока иранская тактика поручика Ржевского работает.
скоко-скоко?

"Все говорят: нет правды на земле. Но правды нет — и выше"

Армия Южного Ливана первоначально состояла в основном из христиан, с небольшим числом шиитов, друзов и суннитов. Постепенно число шиитов росло, и к концу 90-х годов они уже составляли большинство. При выходе АОИ из Ливана в 2000-м и крушении зоны безопасности в Израиль бежали около 6000 солдат Армии Южного Ливана и членов их семей, в 2006 после Второй ливанской войны эвакуировалась еще одна небольшая группа. Часть беженцев 2000-го года затем вернулась в Ливан, главным образом рядовые солдаты, которым не грозила расправа со стороны Хизбаллы, некоторые из них получили небольшие сроки в ливанской тюрьме. Часть эмигрировала в разные страны Европы и Америки, в Израиле осталось около 2500 человек, в основном христиан-маронитов. Друзские беженцы живут в населенных пунктах израильских друзов, христиане расселились в еврейских городах в Галилее. Бывшие старшие офицеры АЮЛ находятся на дотации министерства обороны Израиля, остальными занимается министерство алии и абсорбции. Беженцы получили израильское гражданство, было принято несколько правительственных программ по их интеграции, им оказывается финансовая помощь и помощь в трудоустройстве, тем не менее беженцы страдают от высокой безработицы и других экономических и социальных проблем.

Одной из проблем является вопрос захоронений. Многие из беженцев, а также их семьи, выражали и выражают желание быть похороненными в своих родных деревнях в Ливане. Поэтому тела большинства умерших со времен эвакуации беженцев переправляются в Ливан с согласия ливанских властей, для захоронения на родине с полагающимися религиозными обрядами. В некоторых случаях ливанские власти отказывают в разрешении на захоронение, таких покойных хоронят на участке возле еврейского кладбища Тель-Хай. Но это не упорядоченное христианское кладбище, а один из многих имеющихся в Израиле участков для внеконфессиональных захоронений, поэтому постоянно поднимается вопрос об упорядоченном кладбище.

Проблема в том, что конфессиональные кладбища находятся в ведении местных советов в административном плане, в ведении глав религиозных конфессий в религиозном плане, Земельное управление занимается выделением участков, а МВД курирует деятельность через управление нацменьшинств. Поэтому самое простое решение, а именно захоронение беженцев на существующих христианских кладбищах, наталкивается на сопротивление местных советов и проблемы с руководством христианских конфессий. Многие из арабов-христиан в Израиле считают бывших солдат АЮЛ коллаборационистами, и поэтому не хотят их хоронить у себя. МВД достигло соглашения с местным советом христианской деревни Фасута, что беженцев будут хоронить там при расширении их кладбища, затем глава местного совета отказался из-за сопротивления жителей. Маронитский архиепископ в Израиле сам ливанец и назначен руководством маронитской церкви в Ливане, поэтому для него это тоже щекотливый вопрос.

После всех многолетних пертурбаций, обсуждений в Кнессете и различных министерствах еще в 2015 решили выделить для этой цели новый участок, но опять всё уперлось в то, что он должен быть под контролем отдела религиозного обслуживания местного совета и глав христианских конфессий. Беженцы не отдельная конфессия и не отдельный город, нельзя просто создать для них некое религиозное кладбище в вакууме и заставить кого-то из существующих структур за него отвечать. Земельное управление может выделить землю, остальное зависит от доброй воли местных советов и христианских руководителей.

Как уже сказано выше, большинство умерших беженцев хоронят в Ливане согласно их желанию и желанию семей, вопрос касается главным образом тех, кому ливанские власти этого не позволили. И этот вопрос по-прежнему не решен спустя 18 лет после бегства из Ливана.
скоко-скоко?

"Два мира - два Шапиро"



"Стража, пересекающая границы.

Они оставили позади мусульманское государство, в котором родились и выросли. Сегодня они неотъемлемая часть семьи МАГАВа и находятся на острие борьбы с мусульманским террором, в своем новом и надежном доме, в Израиле. Старший сержант А. (22) родился в Иране и только пять лет назад, в 17 лет, решил в одиночку репатриироваться в Израиль. "Я очень любил Израиль. Я хотел переехать сюда жить и хотел призваться. Если я вернусь туда, меня повесят посреди улицы", - рассказал он. Прапорщик И. (23) надел форму МАГАВа после того, как приехал из Йемена в 2011 вместе с женой и тремя дочерьми. "Моего тестя и моего учителя убили за то, что они евреи. Я хотел только МАГАВ. Мы смотрели новости в Йемене и видели, что магавники борются с террором. Из-за того, что я служил в армии, ДАИШ мной "займется", если я вернусь туда". Младший сержант А. (20) репатриировался в 2012 из Казахстана, и до 15 лет не знал, что он еврей. "В Казахстане вокруг религии больших вопросов не было", - говорит он. "В мире миллиард мусульман, не все наши враги. Все мои друзья там мусульмане, и они очень одобряют, что я боец в Израиле". Старший сержант И. (22) репатриировался из Марокко в 2012. "Я приехал с мамой и двумя сестрами. Мой папа поддержал это решение ради моего будущего", - рассказал он. "Я ходил в шапке, чтобы спрятать кипу. В детстве я видел по телевизору еврейских солдат, и мечтал стать таким, как они".

Автор: Цахи Дабуш, фото: Амит Шааби".
"Едиот", 16.2.2017, стр. 19.