Давид (david_2) wrote,
Давид
david_2

Category:

Повторяем сигналы точного времени



По интернету снова пошла волна мифов, что устав израильской армии предписывает солдатам сообщать в плену любую информацию, лишь бы сохранить жизнь. Иногда говорят "устав разрешает сообщать", иногда вообще "устав обязывает сообщать" и разные подобные варианты.

В качестве устава в АОИ используются тематические приказы генерального штаба и указы верховного командования. Права и обязанности израильских военнопленных регулируются приказом генштаба 38.0108. Этот приказ объясняет общие права и обязанности пленных и держащей в плену стороны согласно Женевской конвенции от 12 августа 1949 года об обращении с военнопленными, а также добавляет собственные требования АОИ к израильским военнопленным. Приказ 38.0108 доводится до военнослужащих при прохождении курса молодого бойца, затем инструктаж повторяется раз в год. Также краткая инструкция с правилами поведения в плену, то есть выжимка из шестистраничного приказа 38.0108, напечатана на удостоверении, которое все военнослужащие обязаны постоянно иметь при себе. Согласно статье 17 Женевской конвенции, "Каждая сторона, находящаяся в конфликте, обязана снабжать удостоверением личности с указанием фамилии, имени, звания, личного номера или равноценных сведений и даты рождения всякое лицо, на которое распространяется ее юрисдикция и которое может оказаться военнопленным. Это удостоверение личности может, кроме того, иметь подпись или оттиски пальцев владельца или то и другое, а также может содержать любые другие сведения, которые сторона, находящаяся в конфликте, захочет добавить в отношении лиц, принадлежащих к составу ее собственных вооруженных сил". В АОИ кроме личных данных в это удостоверение вносится медицинская информация типа полученных прививок и имеющихся аллергий, а также эта инструкция:

"Правила поведения в плену.
1. Военнослужащий АОИ, попавший в плен, сообщит взявшим его в плен - если будет допрашиваться - только следующие данные: армейский номер, звание, фамилию, имя и дату рождения.
2. Если военнослужащий имеет при себе это удостоверение - предъявит его взявшим в плен.
3. Задерживающая сторона не имеет права отбирать у военнослужащего это удостоверение.
4. Кроме указанного выше, запрещено сообщать задерживающей стороне какие-либо дополнительные данные или сведения".

Первые три пункта это выдержка из 17-й статьи конвенции:

"Каждый военнопленный при его допросе обязан сообщить только свои фамилию, имя и звание, дату рождения и личный номер или, за неимением такового, другую равноценную информацию. В случае, если военнопленный сознательно нарушит это правило, ему может угрожать ограничение преимуществ, предоставляемых военнопленным его звания или положения", "Военнопленный обязан предъявлять удостоверение личности при любом требовании, но оно ни в коем случае не может быть у него отнято".

Последний пункт это собственное требование АОИ. Конвенция не запрещает пленному сообщать другие сведения кроме личных данных, она запрещает удерживающей стороне добывать эти сведения силой: "Никакие физические или моральные пытки и никакие другие меры принуждения не могут применяться к военнопленным для получения от них каких-либо сведений. Военнопленным, которые откажутся отвечать, нельзя угрожать, подвергать их оскорблениям или каким-либо преследованиям или ограничениям".

Короче, приказ 38.0108 и краткая инструкция из него запрещают военнослужащим АОИ выдавать в плену любую информацию, кроме личных данных.

Обычно когда я про это пишу, у многих читателей возникают стандартные вопросы, поэтому ответим на них заранее.

"То есть их за разглашение будут судить?"

Их за разглашение могут судить. Обычно не судят, но бывали случаи, что судили. Например в декабре 1954 в ходе операции по замене подслушивающего устройства в сирийском тылу пятеро солдат попали в плен. Всех пытали, солдат Ури Илан из-за пыток покончил жизнь самоубийством, затем лейтенант Меир Мозес и сержант Меир Яакоби сломались и выдали место установки устройства. Они привели туда сирийцев и пытались включить заложенную мину, но она не взорвалась. В 1956 четверых солдат вернули в обмен на сирийских пленных. Сержанта и лейтенанта судили и разжаловали. Яакоби погиб на Синайской войне в 1956, а Мозесу вернули звание в 1969, когда установили по трофейным сирийским документам, как было дело. Тем не менее амнистию от президента Мозес получил только в 2005. И тогда же ему дали подполковника (он успел стать майором). А лейтенанта Амоса Левинберга, который в 1973 выдал сирийцам огромные объемы секретной информации, хотели судить, но НГШ Мота Гур решил, что он пойдет по общей амнистии для всех пленных, и его не судили. Но возможность судить таких солдат есть, потому что приказ запрещает выдавать информацию.

"Так всё равно же под пытками всё расскажут?"

Этим и отличается "приказом запрещено" и "по жизни мы всё понимаем". Точно так же, как сказанное в конвенции "Никакие физические или моральные пытки и никакие другие меры принуждения не могут применяться к военнопленным для получения от них каких-либо сведений" или "Военнопленный обязан предъявлять удостоверение личности при любом требовании, но оно ни в коем случае не может быть у него отнято" это на бумаге, а по жизни могут и удостоверение отнять, и пытать, и вообще голову отрезать. Поэтому на инструктажах солдатам объясняют, что приказом запрещено, но пытки только супермены могут выдержать, а при современной химии можно даже и без пыток, и вы всё равно ничего реально секретного не знаете (кто знает, у тех свои инструктажи), поэтому не стройте из себя героев, а действуйте по обстановке, всё что нужно и не нужно не вываливайте, но что конкретно выпытывают, зря не упирайтесь. Рабочая установка исходит из того, что пленный всё выдаст, поэтому что надо изменить и пересекретить, изменят и пересекретят. Но "выдаст" не значит "можно выдавать", приказ всё равно выдачу информации запрещает, и кто не выдал, тот молодец и герой. Как Ури Илан или замученный сирийцами в 1973 летчик Ави Ланир. А людей типа Амоса Левинберга хоть и решили не судить, но некоторые предлагали положить ему на стол пистолет с одним патроном. И даже те, кто говорили, что не нам его судить, он же не сам перебежал и выдал, а его сломали, считали его не правильно поступившим, а сломавшимся. Он сломался и сделал то, чего делать нельзя. А не можно делать или нужно делать. Нельзя.

В общем, приказ генштаба АОИ запрещает сообщать в плену информацию помимо личных данных. Не обязывает сообщать, не разрешает сообщать, а запрещает сообщать.
Subscribe

  • "Угар нэпа, нет того энтузиазма"

    В прошлом году мы говорили о том, что 646-я резервная десантная бригада в связи с переходом из 252-й дивизии ЮВО в новую "много-театровую" 99-ю…

  • "Вооруженным глазом"

    Как я писал в статье про генерала Джейкоба, "фотографии с церемонии подписания акта о капитуляции стали самым растиражированным визуальным образом…

  • «Генерал Джейкоб – еврей на службе Индии»

    «Но мы еще дойдем до Ганга, но мы еще умрем в боях, чтоб от Японии до Англии сияла Родина моя» — Ближний Восток, Дальний Восток, пустыни, джунгли,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 27 comments

  • "Угар нэпа, нет того энтузиазма"

    В прошлом году мы говорили о том, что 646-я резервная десантная бригада в связи с переходом из 252-й дивизии ЮВО в новую "много-театровую" 99-ю…

  • "Вооруженным глазом"

    Как я писал в статье про генерала Джейкоба, "фотографии с церемонии подписания акта о капитуляции стали самым растиражированным визуальным образом…

  • «Генерал Джейкоб – еврей на службе Индии»

    «Но мы еще дойдем до Ганга, но мы еще умрем в боях, чтоб от Японии до Англии сияла Родина моя» — Ближний Восток, Дальний Восток, пустыни, джунгли,…