Давид (david_2) wrote,
Давид
david_2

Categories:

Каждому свое

Две статьи Ронена Бергмана и Гиля Мельцера в пятничном "Едиот", об израильских солдатах в египетском и сирийском плену в 1973-ем. Этот дуэт не подводит, или очередную священную корову зарежут, или просто новая информация по уже известным делам. Жареность жареностью, но они мне нравятся. Есть из чего выбирать и просеивать факты.

Первая статья, "Нас называли вампирами", о сотрудниках армейской контрразведки и психологах, допрашивавших бывших пленных в спец-санатории в Зихрон-Якове, после их возвращения из плена. Особенно интересно её читать после прочтения главы "Страна, пожирающая своих пленных" из книги этих же авторов "Война Судного Дня - время правды". В книге описание с точки зрения пленных, в этой статье - с точки зрения следователей. Там вышел чуть ли не ГУЛАГ для предателей, тут - насколько можно гуманное отношение. Там принудительное содержание, психологическое давление на допросах по типу "почему сдались в плен, почему не обезоружили конвой и т.д.", опыты с гипнозом, "абреакцией" и пентоталом натрия, тут свободный выход, психологическая помощь и ничего кроме желания выяснить, какая информация была передана врагу и какие секреты нужно пересекретить. Истина посередине, короче. Контрразведка это всегда неприятно, а после плена психика крайне неустойчива, это понятно. Но больше всего интересны именно взгляды с обеих сторон. Центральный интервьюируемый в статье, как в первой, так и во второй, это полковник Шимон Лави, в то время майор армейской контрразведки, возглавлявший "Проект Зихрон".

Вторая статья, "В плену мифа", о "самом высокопоставленном пленном", подполковнике Асафе Ягури, командире танкового батальона, попавшем в плен на третий день войны. Официально до сих пор: герой, символ пленных, написал в 78-ом книгу о перенесенном им в плену, в том числе о пытках в знаменитой тюрьме Абасия, после войны стал полковником, потом был избран в Кнессет от центристской партии ДАШ. А статья говорит о том, что в тюрьме Абасия он провел от силы несколько часов, пыткам не подвергался, содержался в каирском Хилтоне, подписал с египетской разведкой соглашение о "сотрудничестве для достижения мира", после возвращения отказывался пройти допросы в Зихрон-Якове, его деловая активность в Египте, в частности в области туризма, крайне заботила органы, они же пресекли его назначение в комиссию Кнессета по иностранным делам и обороне, где обсуждаются государственные секреты, а книгу Ягури написал якобы "от лица всех пленных", как он сам сказал Шимону Лави, когда тот пытался его пристыдить. Семья Ягури, разумеется, называет всё это очернением. Короче, мутная история. Вообще подобные соглашения под нажимом следователей подписала примерно треть пленных, но насчет Ягури ШАБАК имел самые серьезные подозрения из всех. Обстановка в стране и сразу же сложившееся отношение к нему, как к герою, помешали взять его за жабры серьезно, поэтому ограничились только вставлением палок в особенно опасные колеса. А в 2000 Ягури умер, и для интервью поэтому не доступен.

В первой статье есть также пересказ известной истории с лейтенантом разведки Амосом Левинбергом, который в плену написал своим сирийским следователям целую энциклопедию об Израиле, армии, политике, обществе и т.д. Левинберг обладает феноменальной памятью, например, при встрече с майором Лави он сразу же назвал номер машины майора, при том, что тот вообще не помнил, чтобы они встречались ранее. Вдобавок к этому он был просто фанатом армии и даже отказывался от увольнительных ради того, чтобы посидеть в библиотеке с секретными материалами. Всё, что можно было и что нельзя было знать, он знал и запоминал. И всё это рассказал сирийцам, которые сумели убедить его в том, что Израиль разгромлен и захвачен и нет смысла что-либо скрывать. Его даже перестали допрашивать, перевели из тюрьмы Аль-Маза на отдельную виллу в пригороде Дамаска, и просто давали тетради и говорили "напиши о танковых войсках", "напиши о таком-то подразделении разведки". И он писал на литературном сирийском диалекте арабского, и даже исправлял грамматические ошибки в протоколах следователей. Подразделение радиоперехвата АМАНа во время войны несколько раз слышало сообщения об "израильском профессоре, который сидит и пишет книги", после этого прошли предупреждения, что израильтяне всё слышат, и каналы начали глохнуть. Разведка Израиля оглохла и ослепла на несколько лет. И это только один пример, а полный ущерб, нанесенный Левинбергом обороноспособности Израиля, не поддается исчислению и описанию. Расположение и структура частей, материальная часть, личные данные, расписания и оперативные планы, разведка и контрразведка, всё, что известно Израилю об арабских странах и их армиях, данные о стране и населении, - он знал всё и всех, и рассказал всё, даже то, о чем не спрашивали. Часть сделанных им "прорех" была залатана многомиллионными тратами, а часть просто не поддается исправлению. После возвращения он подпал под заранее объявленную "амнистию" всем бывшим пленным, и в судебном порядке не преследовался. Сейчас живет на севере Израиля, иногда пишет пространные письма в газеты на актуальные темы, со знанием дела, а на обращения прессы по поводу интервью (в том числе и для этой статьи) насчет его плена отвечает стереотипно: "Поцелуйте меня в задницу".

А летчик Ави Ленир, подполковник, комэск 101, имевший доступ к "спец-средствам", то есть к самым охраняемым секретам Израиля, в плену говорить отказался и умер под пытками. Про него пишут меньше.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 23 comments