Давид (david_2) wrote,
Давид
david_2

Categories:

"Поведение населения при эпидемии и принципы вмешательства"



На данном этапе эпидемии уже можно начать сравнивать поведение населения и приемы работы с ним в психологическом и информационном плане относительно предварительных разработок и рекомендаций. Офицеры по поведению населения являются неотъемлемой частью органов Командования тыла по всей вертикали - районных и окружных штабов и управления Командования, и данное наставление, очерчивающее основные аспекты деятельности, предназначено для них.


Наставление «ПОВЕДЕНИЕ НАСЕЛЕНИЯ ПРИ ЭПИДЕМИИ И ПРИНЦИПЫ ВМЕШАТЕЛЬСТВА»

Управление Командования тыла, отдел населения, направление поведенческих наук, подполковник Рами Пельц, июнь 2011.


ПРЕДИСЛОВИЕ

Поведение населения при различных чрезвычайных ситуациях является основой для действий Командования тыла, чрезвычайных и спасательных служб, муниципалитетов и других организаций, обеспечивающих ответ на угрозу в гражданском секторе. Отсюда следует большая важность глубокого понимания этого поведения, с целью повлиять на принимающих решения и быть основой для оценки ситуации.

Данная техника занимается потребностями, поведением населения и дилеммами, которые вызывает происшествие типа эпидемия в поведении населения. Техника является производной от «Наставления по поведению населения» и расширяет его в аспекте чрезвычайной ситуации типа эпидемия, и включает также принципы эффективного вмешательства в таком случае.

Как профессионалы, мы должны глубоко понимать различные характеристики поведения населения в сценарии такого типа, чтобы быть способными подготовиться и советовать в реальном времени более точным и эффективным образом.


ЧАСТЬ 1

ПОВЕДЕНИЕ НАСЕЛЕНИЯ ПРИ ЭПИДЕМИИ

Люди всегда очень эмоционально реагировали на эпидемии. Человеческие подходы и поведения по отношению к эпидемиям отражают, в том числе, как социум и индивид концептуализируют смерть и эпидемию в своих общих схемах.

Подходы к эпидемиям развиваются как результат предшествующего опыта и выглядят приобретаемыми через социальные условности и через наблюдение и влияние со стороны других. Перед началом разговора о какой-либо эпидемии важно помнить, что в отличие от природных катаклизмов эпидемии не являются кризисами, «находящимися в консенсусе», где базовые ценности усиливаются, альтруистические нормы поведения расширяются и социальный конфликт сокращается до минимума. Наоборот, эпидемии обычно усиливают базовое социальное расслоение и конфликты, и обнажают скрытое напряжение и антагонизм в социуме.




ХАРАКТЕРИСТИКИ ПОВЕДЕНИЯ НАСЕЛЕНИЯ ПРИ ЭПИДЕМИИ

В поведении населения по отношению к эпидемиям можно выделить несколько характеристик:

- Страх перед неизвестным – фатальная неизвестная угроза, ведущая к невообразимым страданиям и происходящая без предупреждения или возможности выбора, прямо подрывает ощущение индивидуальной безопасности.

- Вина – социальные ценности и ощущение вины играют роль, когда речь идет о болезнях, на которые влияет и к вспышке которых приводит человеческое поведение.

- Обвинение – склонность к поиску виновных среди групп и индивидов («козел отпущения»).

- Стигма – эпидемии сопровождаются стигмами, более широкими, чем настоящий эффект вируса.

- Влияние на многочисленные жизненные аспекты – социальные, семейные и трудовые.


РАННИЙ ЭТАП

Факт существования будущей угрозы эпидемии, которая может унести много жизней (например, когда появилось несколько случаев за морем), не влияет на поведение общества на первом этапе. Например, когда «птичий грипп» существует в форме заражения от птицы к птице, и существует будущая угроза, что вирус станет заразным от птицы к человеку и затем от человека к человеку, это еще не влияет на поведение общества. Несмотря на то, что было несколько случаев заражения людей в мире, общество не считает это явление реальной угрозой своей повседневности и своей жизни. Другие более реальные угрозы тоже отбрасываются (и тем более когда происходят несколько случаев за морем и никто не предлагает подготовиться к угрозе), и общество склонно продолжать повседневную жизнь и преуменьшать мощь угрозы. Максимум, о котором можно говорить, это некоторое опасение.

Возможно выражение опасения из-за сообщений о случаях за морем, которые могут восприниматься некоторыми людьми как намеки грядущей эпидемии.


НАЧАЛО ЭПИДЕМИИ – МАЛЫЕ ОЧАГИ ЗАРАЖЕНИЯ

Появление отдельных местных случаев заражения может привести к реакциям отрицания и неверия, когда люди склонны рационализировать изменения обстоятельств путем добавления параметров к представляемой угрозе, например маловероятность, что эпидемия «заденет меня» либо «проявится здесь». Иногда рост числа местных случаев может создать некоторый уровень шока и восприятие эпидемии как ужасной и как начала кризиса.

Видимо, этот этап будет сопровождаться освещением СМИ и определенным общественным интересом. Предположительно на этом этапе не будет паники, но будет усиленный интерес, главным образом что это за болезнь, каковы ее симптомы (как я определяю, заразился ли я либо кто-то в моем окружении), и самое главное – как ее предотвратить (есть вакцина? лекарства?).

Важно отметить, что, несмотря на это, проявленное беспокойство может быть большим. Несмотря на то, что сообщалось о малом числе случаев SARS в 2003 в Северной Америке во время эпидемии, большое число жителей Канады и США быстро обеспокоились.

В случае «птичьего гриппа» в Израиле в марте-апреле 2006 было отмечено несколько случаев заболевания птиц с заражением от птицы к птице. Не было отмечено случаев переноса вируса на человека. Случаи были отмечены главным образом в нескольких деревенских поселениях на юге. Результаты репрезентативного опроса, проведенного в местах обнаружения вируса и по стране в целом, показали, что нет разницы в подчинении указаниям минздрава (хорошо прожаривать яичницу, покупать птицу и яйца только в лицензированных местах и т.д.) между этими двумя районами. Заявленное подчинение в обоих местах было высоким (надо помнить, что речь идет о довольно простых указаниях, большая часть которых соблюдается и повседневно). В отличие от этого, ощущение знания в зараженных районах было значительно выше, чем выборка по всей стране, а уровни стресса и опасения в выборке по всей стране были значительно выше, чем у жителей зараженных районов. Вместе с тем важно отметить, что речь идет о низких уровнях опасения, в обеих выборках.


СЛЕДУЮЩИЕ ЭТАПЫ – ЗНАЧИТЕЛЬНЫЕ ОЧАГИ ЗАРАЖЕНИЯ

Когда эпидемия становится серьезной, человеческая реакция на это резкая и приводит к повышению таких эмоциональных реакций, как гнев, тревога, растерянность и шок. В некоторых случаях есть ощущение эмоционального переполнения. На своем пике эпидемия превращается в общую вспышку шока и растерянности, связанных таким образом с усилением страха. На этом этапе внутренний шок усиливается и часто приводит к разрушению ощущения неуязвимости. На этом этапе страх, истерия и тревога создают такие поведенческие реакции, как крайнее избегание мест и людей, которые считаются зараженными, и агрессивность по отношению к предполагаемым носителям инфекции. Социальный конфликт склонен расти, и ищут козлов отпущения. Всё это усиливается освещением эпидемии в СМИ. У некоторых индивидов это может привести к психологическому дистрессу, включая веру, что их мир больше не безопасен, и что они больше не заслуживают безопасности. В некоторых случаях это может привести к долговременным изменениям, особенно в способности работать, а также к психосоматическим заболеваниям. Определенные модели также говорят о поведениях насилия и распространения поведений (поведенческое заражение – behavioral contagion).

Люди будут склонны избегать любого контакта (главным образом чем меньше будет информации о том, какие шаги следует предпринимать, чтобы избежать заражения).

Реакции общества на вспышки эпидемий в прошлом имели отрицательные результаты, такие как поведение излишней осторожности, избегание мест и видов деятельности с низким риском инфекции и заражения, избегание больниц и других медицинских учреждений из опасения заразиться.

Примеры поведений из случая SARS в Канаде это приобретение масок, использование дезинфицирующих средств дома, ношение антисептиков для очистки предметов, возможно контактировавших с больными, избегание общественных мероприятий и международных перелетов и т.д.

Одно из исследований об эпидемии SARS в Гонконге говорит о том, что значительная часть общества ощущала ужас, бессилие либо опасение. Около половины опрошенных сообщили, что их душевное здоровье ухудшилось. Многие свидетельствовали, что уровни стресса в семье и на работе повысились.

На этом этапе можно ожидать высоких уровней стресса и тревоги, критики и сомнений в указаниях, и поведений, могущих затруднить противодействие болезни и ее изолирование. Возможны скептичность и амбивалентность по отношению к указаниям правительства. Неоткрытость по отношению к обществу приведет к усилению проблемы (например, попытка отрицать масштабы опасности из-за торгово-экономических интересов, таких как мясо в случае «коровьего бешенства» либо птицы в случае «птичьего гриппа», а также чтобы не пугать публику), усилит недоверие и увеличит опасение и беспокойство.

В случае «коровьего бешенства» в Британии замедленная реакция правительства, которую можно оправдать ожиданием результатов новых исследований, привела к подрыву доверия со стороны публики. Парадоксальным образом, строгие указания, опубликованные правительством, усилили недоверие и скептицизм публики.

Публика может также отреагировать более строгим образом, чем рекомендовано минздравом. В случае «коровьего бешенства» в Британии публика избегала употребления красного мяса и пила только стерилизованное молоко, несмотря на то, что у этого не было научного обоснования.

Освещение болезни в СМИ тоже может повлиять на ее восприятие, за пределами ее границ, и оно дуалистично. Положительная сторона это доведение информации о том, как вирус передается, и какие превентивные меры следует предпринять. С другой стороны, из-за местного и международного освещения люди, удаленные от места вспышки, боятся и начинают принимать превентивные меры, как будто они в зараженной зоне, как случилось при вспышке SARS в США и Канаде. В Гонконге, несмотря на массированное освещение, было обнаружено много случаев непонимания либо ошибочных верований и подходов. Даже два месяца обучения публики и распространения информации в Сингапуре иногда оказывались неподходящими.

В случае «птичьего гриппа» в Израиле жители зараженных поселков знали значительно лучше, чем в других частях страны, что «птичий грипп» не очень заразная болезнь между людьми, факт, могущий указать на характер влияния освещения СМИ на более дальние круги, тогда как ближние круги полагаются на информацию из дополнительных источников.

Первой потребностью людей будет, разумеется, как можно более многочисленная информация – что это за болезнь, каковы симптомы, как можно ее избежать, что можно сделать (например прививки и лекарства). Факт, что нет вакцины и нет лечения (если их действительно нет либо есть ограниченно), вызовет гнев и тревогу, и тема ограниченного медикаментозного и вакцинного ответа потребует информационной подготовки, чтобы объяснить публике, кто получит, а кто нет. В случае SARS в Гонконге, в отсутствие официальной информации «сверху вниз», общество сформировало свои позиции «снизу вверх».

Даже после того, как публика примет тот факт, что нет достаточных для всех вакцинных и медикаментозных средств (потому что займет время подобрать их под вирус, как в случае с «птичьим гриппом», например), публика будет ощущать потребность что-то сделать, а не сидеть и ждать. Следует поощрять поведение, помогающее предотвратить распространение болезни (гигиена, например мытье рук, избегание контакта с живыми птицами и т.д.), но, видимо, главным образом чем освещение в СМИ будет шире и чем больше болезнь будет распространяться и будет всё больше и больше случаев заражения – публика будет искать, что делать (повышенное давление на поликлиники и аптеки – к этому следует подготовиться), а также включится в тему покупки масок, которая может подняться и на частном рынке (как в случае SARS в Сингапуре). В целом известно явление расцвета защитных средств на частном рынке в случае катастрофы (война, эпидемия и т.д.).

С течением времени будет заостряться разница между защитой широкой публики и защитой медицинского и обслуживающего персонала и других групп (сил безопасности, например), которые будут получать снаряжение и вакцины. Ощущения публики могут выражаться в ощущении дискриминации, гиперчувствительности к тому, что они незащищены и брошены, и ощущении фрустрации. Социальное сравнение вообще и с конкретными группами в частности в такие моменты обостряется.

Кроме того, что ожидается относительно большой стресс в результате незнакомой угрозы (ответом здесь помимо информации о болезни, симптомах, путях распространения, мерах предотвращения и т.д. является информация о подготовке системы к противодействию, общем мировом ответе и т.д.), речь идет о мерах противодействия, тоже являющихся новыми для публики – домашний карантин, прекращение учебы, запрет собраний и т.д. Важно отметить, что снижение контактирования публики наступит и без конкретных указаний – родители не будут посылать детей в школу, даже если не выйдет такого конкретного постановления. В случае SARS в Канаде большинство людей сообщило, что они поддерживают метод карантина, а также заявили, что они сами подчинятся указанию находиться в изоляции либо карантине. Важно подчеркнуть, что люди, помещенные в карантин, сообщали о двух основных проблемах: эмоциональные трудности и неоплата пропущенных рабочих дней.

Незнакомый публике способ противодействия это нахождение дома и домашний карантин. Опасение, которое может здесь возникнуть, это что люди, думающие, что заразились, будут опасаться идти на проверку, потому что захотят избежать стигм и изоляции и предпочтут думать, что заболели чем-то другим. Разумеется, может возникнуть гиперчувствительность к симптомам болезни (все боятся, что заразились – любое чихание или кашель могут быть заподозрены как заражение), а также страх сообщить о заражении из-за опасения перед стигмой и результатами (например карантином).

Кроме гиперчувствительности можно ожидать повышения психосоматической заболеваемости. Как мы видим, задачей тут будет противодействие дуальной проблеме: гиперчувствительность против возможного опасения сообщить. Эпидемия поднимает классическую моральную проблему, главным образом для родителей детей, контактировавших с вирусом, сообщать ли в учебное заведение либо молчать.

На социальном уровне могут развиться стигмы относительно больного и его окружения (родственники, соседи), иррациональные верования, слухи и т.д. Вообще вся тема социальной напряженности и конфликтов, поиска козлов отпущения и обвинения определенных групп и обострения чувствительности и гнева у других либо тех же самых групп характерна для эпидемий. Следует ожидать также, что чувства гнева и угнетения обострятся также среди групп населения, которых эти чувства сопровождают в повседневной жизни, например арабы, новые репатрианты и т.д.

Из прошлых эпидемий известно о дискриминации против групп, которые воспринимаются как группы риска, даже если лишь малое число людей из этих групп заражено. В случае SARS в Канаде люди избегали посещать азиатские рестораны и магазины и сокращали контакты с тем, кого считали азиатом, и даже с людьми, посещавшими Азию. Большинство населения поддерживало идею, что приехавших из районов Азии, подвергшихся распространению SARS, следует поместить в карантин либо не пускать в Канаду, а также поддерживали запрет канадцам посещать эти районы.

В случае СПИДа, например, «козлом отпущения» были гомосексуалы, которых не брали на работу, отказывались пускать их в клубы, их выселяли из домов и нападали на них на улицах.

Тема стигмы крайне важна при вспышке эпидемии. В исследовании о жителях Гонконга из района, где произошла вспышка SARS, большая их часть подверглась воздействию стигмы. Формы воздействия были разными: от них отдалялись, их оскорбляли, их отодвигали и оттесняли на работе, в межличностных отношениях, в просьбах о получении обслуживания и в школах. Стигма также связывалась с развившимися психосоматическими явлениями. Жители считали причинами стигмы неверное управление правительством всей историей с SARS, таинственный вирус, заражающий SARS, и сообщения СМИ. После вспышки стигма снизилась, но полностью не исчезла.

Существуют свидетельства, что эпидемия наносит удар не только на уровне индивида, но и на уровне группы – снижение групповой сплоченности, снижение социальной жизни, ущерб и опасение за трудовой статус (снижение выработки) и т.д. С другой стороны, механизмы поддержки остаются важными – в случае SARS в Гонконге было установлено, что у женатых были более низкие уровни психологических проблем, чем у одиноких, и лучшая система поддержки (супруг, семья).

Еще одно опасение это скопление нескольких случаев заражения в одном месте. Многие могут в таких случаях применить метод «самостоятельной эвакуации» и переехать с места на место из опасения перед заражением (и полагая, что на новом месте шансы заражения ниже). Исследования показывают, что тревога и неверное понимание могут привести к примерам бегства из района вспышки эпидемии либо отказа подчиняться карантинным мерам.

Освещение эпидемии в СМИ является критическим, когда речь идет о поведении населения, и это важный воздействующий фактор. Все эпидемии остаются в некотором смысле источником страха и паники, а также источником дискриминации и эксплуатации. Так же и в случае СПИДа. СМИ сыграли важную роль в эпидемии. Склонность к газетным сенсациям, «Конкурент Черной смерти», приводит к расширению истерии. В случае с SARS в Гонконге СМИ усилили стигму эпидемии.


ЧАСТЬ 2

ПРИНЦИПЫ РАБОТЫ И ПРЕОДОЛЕНИЯ


ИНФОРМИРОВАНИЕ И ОСОЗНАНИЕ НА РАННЕМ ЭТАПЕ

Задача на раннем этапе, помимо подготовки властей и подготовки к информированию, это ознакомить, как минимум релевантную публику, с опасностью эпидемии и ее предотвращением. Например, когда речь идет о «птичьем гриппе», фокусирование на этом этапе может быть на поездках в более подверженные болезни места, как Таиланд, куда ездят и откуда возвращаются много израильтян, и неосознание болезни и путей заражения (непосредственный контакт с птицами на фермах, рынках и т.д.) может повредить, а осознание эпидемии может поощрить достаточно простые способы поведения – соблюдение гигиены, избегание контакта с животными на рынках и фермах и т.д.

Решением (если речь действительно идет только о туристической группе населения) может быть фокусированное информирование для групп риска (например – буклеты для выезжающих в Таиланд в аэропорту и т.д.). Это информирование должно фокусироваться на предотвращении заболевания, а также на симптомах и на попытке понять, когда я заразился, а также на возможности непрерывного консультирования в Израиле (например, снабдить туристов телефоном информационного центра минздрава).

Также есть возможность поощрять гигиеничное поведение в целом, с упором на грядущую эпидемию, например при еде за столом с общей тарелкой следует использовать отдельную ложку для накладывания, а не способ, когда каждый накладывает себе еду в свою тарелку своей ложкой.


ПЕРЕДАЧА ИНФОРМАЦИИ

Задача первых этапов, когда появляется интерес к болезни после нескольких обнаруженных случаев, это предоставить как можно больше информации гражданам, для предотвращения стресса из-за неверного определения симптомов (путаница с другими болезнями), предоставить точную информацию о лекарствах и вакцинах (если нет – сказать, что нет, и когда будет, если нет надобности – сказать это, и т.д.)

Разумеется, когда обнаружено несколько случаев заболевания, передаваемая информация имеет значение. Помимо ответа активно интересующимся, важно учесть, что на этом этапе большая часть публики все еще будет исходить из предположения «со мной этого не случится», и возможно здесь, если мы будем требовать превентивного поведения и осторожности, будет необходимость не в успокаивании, а в повышении бдительности публики. Можно ожидать, что реакция «со мной этого не случится» или «это касается других мест или другой группы» затруднит доведение до осознания предотвращения и бдительности к заболеванию, и возникнет надобность подчеркнуть и эту часть в информировании и общественном отношении.

Передача информации соответствующим образом важна для противостояния болезни. СМИ может быть недостаточно, и следует полагаться на дополнительные средства, согласно характеристикам пораженной зоны (например – через местные социальные сети, муниципалитеты и т.д.)

При передаче информации, главным образом через СМИ, и когда и так идет массовое освещение, следует понимать влияние на гораздо более широкие круги, чем пораженный район, и следует подготовиться к передаче конкретной и точной информации и в эти районы тоже, где опасение может быть выше и могут случиться ошибочные концепции и поведения.


ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПОДГОТОВКА ОБЩЕСТВА

Одним из выводов из эпидемии SARS в Гонконге было то, что необходимо подготовить общество к эпидемии на психологическом уровне, чтобы избежать психологических проблем и расстройств. Известно, что эпидемии имеют широкий психологический эффект, и поэтому стоит подготовиться к этому на этапе, когда публика начинает проявлять интерес и осознание (нет смысла делать это слишком рано), как на уровне месседжей, так и на уровне укрепления механизмов поддержки и работы через местный уровень.


СОЗДАНИЕ И УКРЕПЛЕНИЕ ДОВЕРИЯ К ИНФОРМИРУЮЩЕЙ И ЗАБОТЯЩЕЙСЯ СИСТЕМЕ

Начиная с первых этапов следует создавать доверие к заботящейся и информирующей системе, главным образом на случай, что произойдет переход к этапу вспышки эпидемии в больших масштабах, и тогда, чтобы поддерживать нормальную жизнедеятельность и ожидать подчинения указаниям – доверие к системе будет главным средством! Это доверие важно создавать на ранних этапах с надежной информацией, с полной прозрачностью, показывать компетентных профессионалов, с едиными месседжами от всех специалистов и учреждений, и постараться предотвратить противоречащие либо двойные месседжи. Система должна позиционировать себя как профессиональный адрес для вопросов публики, особенно во время изменяющихся указаний из-за динамичного положения. Это также время представить скоординированную мировую подготовку к войне с эпидемией (если такая существует). Главное здесь это говорить о следующих этапах и ввести в рамки (в случае надобности) общественную реакцию (например, речь идет о малых очагах заражения, речь пока не идет об эпидемии, которая возможно и не наступит, но рекомендуется усилить соблюдение гигиены – главным образом среди детей и т.д.) С другой стороны, нельзя успокаивать либо преуменьшать риск из-за опасения напугать публику или из-за торгово-экономических интересов.


ОТВЕТ НА ЗАЩИТУ ПЕРСОНАЛА В ОТЛИЧИЕ ОТ ЗАЩИТЫ ЛЮДЕЙ

Еще одна задача состоит в том, что персонал получит прививки и будет носить специальное защитное снаряжение, а остальные люди могут чувствовать себя незащищенными и брошенными. Один из основных пунктов это, разумеется, информирование: персонал контактирует с больными и источниками заболевания и поэтому находится в группе риска, в которой общество в целом не находится. Можно усилить ощущение безопасности и активности общества рекомендацией носить существующие на рынке маски (если у них действительно есть эффект и они помогают). С другой стороны, следует помнить, что возможна гиперреакция – ношение масок в любом месте и в любое время, даже когда в этом нет реальной надобности. Возможность справиться со сложным месседжем, как этот, будет характеризовать весь процесс противодействия эпидемии.


РЕКОМЕНДАЦИИ ПО ЭФФЕКТИВНОМУ И АДАПТИВНОМУ ПОВЕДЕНИЮ

Вопрос: что является адаптивным и эффективным поведением в случае вспышки эпидемии? Помимо рекомендаций по гигиеничному поведению, избеганию поведения, могущего усилить распространение болезни (контакт с больными животными и людьми), люди будут ощущать потребность сделать что-то еще, даже если система не будет им рекомендовать (инициативы частного рынка), например покупать маски.

К этому следует подготовиться уже на первых этапах: говорить ли «маска не нужна»? Рекомендовать ли (в соответствующий момент) конкретную маску? Что скажут специалисты, не информирующие от лица формальной системы (мы знаем, что внешние комментаторы и специалисты имеют немалое влияние на принятие решений в период кризиса)? Важно, чтобы не было противоречий и двойных месседжей, иначе потом будет сложно восстановить доверие к системе (если сначала мы скажем, что маски не нужны, а потом, что нужны, и т.д.).


ПРОДОЛЖЕНИЕ ЖИЗНИ НА ЭТАПАХ ЭПИДЕМИИ

Разумеется, одной из основных задач будет продолжение жизни (особенно если эпидемия продлится долгое время) согласно выходящим указаниям (прекращение учебы и т.д.) и с мерами уточнения и предосторожности, которые нужно будет принять.

Методы противодействия эпидемии (домашний карантин, прекращение учебы и т.д.) потребуют дополнительных приготовлений, чтобы укрепить стойкость общества в противодействии и усилить выполнение указаний. Например, если ожидается длительное прерывание учебы, нахождение дома и уменьшение социальных контактов (социальная поддержка это один из факторов стойкости), рекомендуется подготовка министерства образования с планом учебы по интернету (это ответит на потребности как минимум части общества). Важно отметить, что даже если не будет решения о закрытии школ, люди, видимо, не будут посылать детей в школы, чтобы они не заразились.


ВОПРОС АМБИВАЛЕНТНОСТИ ПО ОТНОШЕНИЮ К УКАЗАНИЯМ

Если эпидемия распространится и достигнет больших масштабов, большую важность будет иметь информирование, поощряющее сообщение о болезни, для людей, которые опасаются, что заразились, но боятся стигмы и социальной изоляции, подчеркивающее скорость диагностирования как путь к решению, поощряющее социальную ответственность по предотвращению заражения и т.д. Это может быть усилено в случае, если речь идет о детях, контактировавших с вирусом, и родителях, уклоняющихся от сообщения властям. В таких случаях информирование должно идти по дополнительным каналам, например через министерство образования.

Кроме того, если мы хотим добиться подчинения непростым указаниям, например оставаться в карантине для нераспространения болезни, следует принять меры помимо информирования, такие как подготовить психотерапию для находящихся в карантине и дать экономическое решение пропускающим рабочие дни, так как экономические заботы могут снизить мотивацию выполнять указания.


ВОПРОС СОЦИАЛЬНЫХ НАПРЯЖЕНИЙ

Тема стигм и социальных напряжений, поиск «козла отпущения» и т.д., будет значительной, когда речь идет об эпидемии.

Сокращение этого явления может проводиться путем информирования и полной прозрачности работы с эпидемией и ее принципов, но также и путем постоянного диалога с группами населения, которые чувствуют себя ущемленными, и их лидерами (мэры городов, общественные деятели и т.д.). В случае, если есть группа, отмеченная как «козел отпущения», здесь тоже будет необходимо действовать с полной прозрачностью, не скрывать специфические подходы и особые отношения к определенным группам населения, и быстро отвечать на все вопросы стигматизации.


ОТНОШЕНИЕ К САМОСТОЯТЕЛЬНОЙ ЭВАКУАЦИИ

Полагая, что значительные перемещения групп населения вредны для противодействия эпидемии, следует подготовиться и к этому – и с помощью соответствующего информирования, что этот период не будет коротким и поэтому стоит оставаться дома и приготовиться к длительному пребыванию (и здесь важно, как уже сказано, создание доверия к системе еще до этого), а также с помощью удовлетворения потребностей находящихся дома, как через интернет (учебные программы), так и через местную систему здравоохранения (анализы, лекарства и т.д.), а также решением различных проблем с питанием, занятиями для детей и т.д., с подчеркиванием, что наилучшее решение, естественно, получат те, кто остался дома.


ПОДДЕРЖКА И ВОЗВРАЩЕНИЕ ОЩУЩЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ

Чем более неясным будет положение и чем длиннее будет период, тем больше следует развивать в людях механизмы поддержки и поощрять семейную и социальную поддержку. Кроме того, требуется значительная лидерская поддержка – врачебная, которая будет ежедневно пояснять обстановку и прогнозировать сроки событий, а также правительственная и местная, которая будет информировать, поощрять и поддерживать возможности людей противостоять эпидемии.

Разумеется, большое значение имеет открытый канал связи и информации между обществом и правительственными и местными органами, и важным принципом является обмен информацией.

Одной из главных задач при эпидемии может стать сохранение общественной вменяемости. Может возникнуть чувство гиперизоляции (не выходим, не встречаемся, носим маски), когда один из важных факторов поддержки это именно социальная поддержка. Как продолжать жить, не создавая паранойи и чувства изоляции? Изоляция может подорвать стойкость и нарушить нормальное продолжение жизни в этих условиях.

Еще одна потребность общества это возвращение ощущения безопасности. Базовое ощущение безопасности в знакомом мире нарушено, наличествует беспорядок и отсутствие безопасности (определенное ощущение хаоса), обычные факторы поддержки не всегда существуют и поэтому ощущения стресса растут. Чтобы частично вернуть нарушенное ощущение безопасности, надо постараться усилить месседжи о том, что положение под контролем (насколько оно действительно под контролем), о путях противодействия и о времени, когда это должно закончиться, и что положение вернется к обычному (усиленный упор на будущее и на чувство надежды).


РАБОТА С ГРУППАМИ НАСЕЛЕНИЯ С ОСОБЫМИ ПОТРЕБНОСТЯМИ

Несомненно, следует подготовиться к работе и информированию в группах населения с особыми потребностями, и не только в языковом плане.

В секториальных группах населения, таких как харедим и арабы, следует задействовать в подготовке местных лидеров для достижения максимальной реакции общества. Эта подготовка может быть эффективной, если будет выполнена до вспышки, с помощью муниципалитетов (которые могут усилить эффективность на различных этапах – не только через местную систему здравоохранения, но и через местные информационные центры типа телефонных центров 106).

По вопросу детей и пожилых, как более уязвимых групп населения, следует опубликовать указания для взрослых, которые будут заниматься этими группами, и надо учесть, что чувствительность по отношению к детской группе и опасения за нее будут более высокими, и потребуют больше временных и человеческих ресурсов.

О детях мы знаем, что они будут отражать и усиливать реакции взрослых. Полагая, что мы понимаем, что эмоциональные и поведенческие реакции будут непростыми, как сказано выше, следует подготовиться и к инструктированию родителей относительно повседневной жизни и реакции их детей.


БИБЛИОГРАФИЯ

Blendon RJ, Benson JM, DesRoches CM, Raleigh E, Taylor -Clark K. (2004). The public's response to severe acute respiratory syndrome in Toronto and the United States. Clin Infect Dis. 2004 Apr 1; 38(7):925 -31.
Curson, P. (1989) Paradise Delayed: Epidemics of Infectious Disease in the Industrialized World. In: Population and Disaster, Clarke, J. Curson, P. and Kayastha, S (Eds. ), institute of british geographers.
Granot, H. (1999) Facing catastrophe: Mad cows and emergency policy making. International Journal of Mass Emergencies and Disasters. Aug. 17, 2 (164 -184).
Lau J. T. F. , Yang, X. , Pang, E. , Tsui. H. Y. , Wong. E, & Wing. Y. K. (2005) SARS Related Perceptions in Hong Kong, Emerging Infectious Diseases, Vol. 11, No. 3.
Lee S, Chan LY, Chau AM, Kwok KP, Kleinman A. (2005) The experience of SARS -related stigma at Amoy Gardens. Soc Sci Med. 2005 Nov; 61(9):2038 -46.
Leung G, M. Lam, T -H. Ho, S -Y. Chan B, H. Wong I, O. & Hedley A, J. (2003) The Impact of Community Psychological Responses on Outbreak Control for Severe Acute Respiratory Syndrome in Hong Kong. Journal of Epidemiology and Community Health, Vol. 57, PP. 857 -863.
Patten SB, Arboleda -Florez JA. (2004) Epidemic theory and group violence. Soc Psychiatry Epidemiology. 2004 Nov; 39(11):853 -6.
Peltz, R. Shohat, G. & Bar Dayan, Y. (2007) Differences in Public Emotions, Interest, Sense of Knowledge and Compliance between the Affected Area and the Nationwide General Population During the First Phase of a Bird Flu Outbreak in Israel, journal of infection.
Peltz, R. Shohat, G. , Miri Ventura Gabai& Bar Dayan, Y. (2008) Differences in Sources of Information Used by the Population Between the Affected Area and the General Population During the First Phase of a Bird Flu Outbreak, PreHospital and Disaster Medicine, January -February 2008.
Seng, SL. Lim, PS. NG, MY. Wong, HB. & Emmanuel, SC. (2004). A Study on SARS Awareness and Health -Seeking Behavior - Findings from a Sampled Population Attending National Healthcare Group Polyclinics. Annals Academy of Medicine. Vol. 33. No. 5.
Сайты ВОЗ и других организаций по теме «птичьего гриппа».
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 18 comments