Давид (david_2) wrote,
Давид
david_2

Categories:

Будь здоров, не кашляй




«Скажите правду, если я кашляю, вы не убегать?»

Текст Одед Шалом, фото Таль Шахар.

Опубликовано в «Мусаф ле-шабат» 7/2/2020.

«Ван Ву Хао стоял среди леса арматуры и недавно залитых бетонных столбов с сигаретой во рту. С места, где мы стояли, он выглядит занятым, держит инструмент в руке, поднимает, забивает, закрепляет. Мы смотрели на него несколько минут. Человек феномен. Не отдыхает ни секунды, весь в работе, выкурил целую сигарету, не прикоснувшись к ней. Втягивал из нее в легкие и выпускал дым через ноздри, похожие на две дымящих выхлопных трубы. Пепел сам падал с сигареты, и она постепенно сгорела до фильтра, тогда он его выплюнул в сторону и раздавил.

Когда мы пришли во вторник утром на стройку проекта Да Винчи на улице Каплан в Тель-Авиве, подъемный кран как раз поднял большой контейнер, полный арматуры. Напротив дома киббуцного движения, здания Еврейского агентства и рядом со штабом ВВС строятся две жилые башни и рядом с ними торговый центр. Это большая стройка, похожая со стороны на улей, набитый трудящимися пчелами. Лю Хайтао, бригадир китайских рабочих и сам китаец, ходит довольный собой и своими друзьями.
- Кто строит Израиль, ты думаешь, - он бросает вопрос и не ждет ответа, - Китайцы! Нет китайцы, нет дома.



На стройках в Израиле работают немногим более 9000 китайских рабочих, подрядчики хотели бы получить еще несколько тысяч, но сейчас с паникой вокруг коронавируса про это можно забыть, пока китайское правительство не справится с угрожающим микробом. Хайтао, 38 лет, из города Гирин на севере Китая, не забывает успокаивать.
- Ухань на юг Китая, очень далеко от Гирин, Китай большой большой, Израиль маленький маленький.
Он работает в Израиле десять лет, говорит, что китайские рабочие приезжают сюда со всего Китая.
- Может есть и из Ухань, я не знаю. У меня тут на стройке нет Ухань. Не надо их сейчас, Ухань это балаган.

Хайтао говорит, а вокруг стоят Таль, ответственный за технику безопасности на стройке, и Ноа Перцов, менеджер иностранных рабочих агентства по трудоустройству «Наркисим». Распространение вируса не касается рабочих, которые находятся в Израиле, но не все израильтяне могут это различить. Для многих любой китаец это потенциальный носитель коронавируса. Одна женщина даже позвонила в редакцию в этот понедельник и сообщила, что видела, как китайцы работают на стройке в Нетании. «Без перчаток! Может они больные?» - в панике кричала она в телефон. Другая сообщила о группе китайцев, приехавших в гостиницу в центре и добавила истерическим тоном: «Это катастрофа!»

Стресс в больнице

На стройке пытаются успокоить.
- Они прекрасные рабочие, - говорит Перцов. – Спокойные, профессионалы, делают свою работу без пререканий. Я не вижу, как можно здесь обойтись без них.
Хайтао, который немного понимает иврит, полностью согласен.
- Израильтяне хорошо-хорошо, хорошо относятся к китайцы. Мы любим Израиль, не надо бояться китайцы в Израиль. Мы не быть в Китай уже много время.

- За нас тоже волнуются дома, когда по Израиль стреляют ракеты. Семья звонит, спрашивают «Ты в порядке, ты хочешь вернуться?» А я их успокаиваю, не страшно мама, эта ракета в меня не попадает. Сейчас они успокаивают меня. Я каждый день звоню маме, спрашиваю, или она в порядке, есть еда, нет еды, звоню жене, спрашиваю, что с сыном, и мне говорят всё закрыто, нет школы, нет на улицу, все дома, не волноваться.
- Подумай Петах-Тиква закрыто, Тель-Авив закрыто, Ход а-Шарон закрыто, нельзя выходить из дома, ходить по улице. Я отсюда боюсь за семью там. Все китайцы в Израиле боятся за семью там. Но в Израиле не надо бояться китайцы тут. Скажите правду, если я кашляю возле вас, вы не убегать?

Мы засмеялись. Он не кашлял.
- Сейчас мы внимательно следим, - говорит Перцов. – Рабочий 4416 вернулся 24 января из отпуска в Китае. В Бен-Гурионе его пропустили свободно, потому что еще не было установленной процедуры. Мы повели себя ответственно, вызвали скорую, которая отвезла его в больницу. В Вольфсоне испугались, поместили его в изолятор, сделали анализы и слава Богу у него нет подозрения ни на что. В тот же день его отпустили домой. Он сейчас тут на стройке, работает.

Мы попросили позвать его. Чао Ши Фей пришел через несколько минут. Арматурщик, 33 года, женат, двое детей, живет в Хэнане, 500 километров от Уханя. Таль, ответственный за технику безопасности, отходит на несколько шагов назад.
- Моя подруга и так говорит не ходи сейчас на работу, ты всё время возле китайцев, - извинился он.

Ши Фей провел прекрасный отпуск.
- Я был с мамой и папой, женой и детьми, встретил всю семью и друзей, - переводит бригадир Хайтао. – Ходил и к врачу, потому что спина болит. У меня проблема с позвонками, но врач сказал, что пока операцию не надо. У нас в городе не был балаган от вируса, но через день как я уехал, мой город закрыли. Я за них волнуюсь, говорю с ними каждый день, спрашиваю всё в порядке, вы здоровы. Они закрыты дома, нельзя на улицу.

Перцов говорит, что когда Ши Фей вернулся, она позвонила врачу, чтобы его проверили, но врач испугался и предложил вызвать скорую.
- Мы предупредили больницу Вольфсон, что он едет, и они напряглись, закрыли всю больницу.
Ши Фей подводит итог своему приключению:
- На меня надели пластиковую палатку в скорой, и люди в больнице ходили возле меня в костюмах и масках.
- Ты боялся?
- Конечно, но проверили и сказали, что всё в порядке, я здоровый. Сейчас вернулся работа.
Ши Фей действительно выглядит здоровым, и ему, несомненно, сделали все нужные анализы крови, но что мы понимаем. С тех пор минздрав опубликовал указания, что все посетившие Китай в последний месяц должны находиться в добровольном карантине на две недели, инкубационный период вируса. Ши Фей вернулся 24-го января из отпуска, так что в пятницу, когда выйдет репортаж, с его возвращения пройдет две недели. Будем держать за него и за всех нас кулаки.


25 тысяч шекелей в месяц

Краткая история строительного сектора за последние 30 лет: сначала страну строили палестинцы, потом начались теракты, палестинцев оставили дома и вместо них привезли рабочих из Румынии, Болгарии и Турции. Потом турок вернули домой, румыны и болгары уехали работать в Европу, и вместо них привезли китайцев. В 2003-м рекордном году здесь работало 70 тысяч китайцев.

Эльдад Ницан, председатель ассоциации строительных агентств по трудоустройству и хозяин/директор концерна «Наркисим», говорит, что когда в Израиле было много китайских рабочих, темп строительства был высокий, предложение отвечало спросу на рынке и цены на недвижимость не сходили с ума.
- Иди спроси у подрядчиков, все тебе скажут, что темп строительства у китайцев поразительный. Если бы в Израиле было больше китайцев, цены бы упали.

- Их все хотят, потому что они самые лучшие рабочие. Работают с семи утра до семи вечера, в пятницу до захода субботы, и по субботам отдыхают. Работают бригадами, у каждой бригады бригадир, китаец с опытом и стажем в Израиле. Ты видел, как быстро они подняли больницу в Ухане, это потрясающе. Они с восьми лет работают на стройке, рождены для этого. У нас кто работает в восемь лет на стройке, кто у нас работает на стройке простым рабочим в 25 лет? Единицы.

- Они работают группой, не индивидуально, зарабатывают сдельно, получают бонус за выработку. Зарплата в 13 тысяч шекелей нетто у них считается низкой зарплатой. Они получают оздоровительные, отпускные, мы начисляем им пенсионные, сдаем им квартиры, оплачиваем счета за электричество и муниципальный налог, им остается только покупать себе еду. Каждый из них посылает домой тысячи долларов ежемесячно.

Можно было бы подумать, что Ницан преувеличивает, в конце концов у него есть интерес, как у владельца фирмы по трудоустройству, которая зарабатывает с труда китайских рабочих. Но Рони Мизрахи, президент новой палаты израильских подрядчиков и один из владельцев строительной компании «Мизрахи и сыновья», подтверждает сказанное.
- У моей компании сегодня 18 объектов в работе, и в ближайший год мы начнем работать на еще 20 новых объектах, и на каждом объекте у нас есть китайские рабочие. Они очень дорогие работники, получают больше нас обоих, а я владелец и директор компании. Некоторые из них получают больше премьер-министра и членов Кнессета. Самые лучшие даже получают 25-50 тысяч шекелей в месяц чистыми.
- Ты уверен?
- Я тот, кто платит эти суммы. Они работают сдельно и работают как сумасшедшие. Я разбавляю их по объектам из-за их высокой стоимости, держу только от 6 до 14 китайцев на каждом объекте, но эти немногие работают потрясающе. Бригада из 12 китайцев поднимает два этажа, каждый по 700 квадратных метров, включая мраморную облицовку, за месяц. Израильские арабы, палестинцы или евреи не дают и трети от этого. И у китайцев нет праздников у бабушки, брат не женится и машина у них не застревает. Они приходят работать как часы и пашут без отговорок, без пререканий, без головной боли.

- Они лучше всех, одна их бригада поднимает здание в 20 этажей за десять месяцев. Здесь должно было быть 40 тысяч китайцев, а не 9. Если будет больше китайцев, уровень их оплаты понизится, стоимость строительства понизится, и это снизит цены на квартиры на пять процентов, а это много.

Но коронавирус затормозил даже ту небольшую квоту, которую израильское правительство позволяет.
- Вирус может создать хаос в строительной сфере, - говорит Ницан. – Потому что сейчас нельзя привозить новых рабочих вместо тех, кто должен вернуться домой. Китайцы приезжают сюда работать с рабочей визой на пять лет. Даже старожилов, которые находятся тут десять лет и больше, хотят вернуть домой. Вопрос, кто будет работать вместо них, а ответ – никто. Пока история с коронавирусом не закончится, новые китайцы не приедут.

Свиная голова, включая всё

Мы напросились на ужин дома у бригады с проекта Да Винчи, на маленькой улице возле уродливого здания новой автостанции в Тель-Авиве. Хайтао договорился о нашем визите, но его самого не было. Как биг босс, он живет в другой квартире в районе, вместе с несколькими бригадирами-ветеранами как он сам.

Ши Фей стоял в одних трусах и жарил в воке лук. Он добавлял куски капусты, непрерывно помешивая большой ложкой, и лил внутрь кунжутное масло, соевый соус, зерновой уксус и соус чили. Через две минуты он разбил два яйца, продолжил мешать одной рукой, а второй добавил рисовую лапшу, которую отцедил из кастрюли с кипящей водой. Он сел за стол и съел лапшу с питой.

Ву Хао вышел из своей комнаты с кусками свинины, которые он нанизал на нитку, как бусы, но только с кусками свинины со шкурой. Он нарезал с них тонкие полоски, отнес бусы в комнату, вернулся, зажег огонь на плите, поставил вок, налил кунжутного масла, сои и немного чили, перемешал и добавил полоски мяса. Было полвосьмого вечера, бригада недавно вернулась в работы, снаружи начало накрапывать, все горелки на плите работали, шесть штук. Мы подумали, что ошиблись и зашли в китайский ресторан, полный клиентов. Они были голодны.

Это квартира на первом этаже из пяти комнат, 16 жильцов, все мужчины, шесть холодильников, две стиральные машины, двухэтажные кровати, туалет и душ в каждой комнате, представьте себе беспорядок. Лу Шин Хан это привилегированное лицо в доме. 47 лет, из города Хефэй на расстоянии пяти часов езды на поезде от Уханя, 13 лет в Израиле, но застрял на уровне простого рабочего. Тем не менее, хотя он и не бригадир, у него своя комната. Две кровати, электрическая скороварка, микроволновка, электроплитка, туалет и душ. На одной кровати лежат его чемоданы, на другой он спит. Когда кто-то из жильцов хочет ему что-то сказать, он вежливо стучит в дверь и не открывает, пока Шин Хан не ответит.

Мы спросили, есть ли в доме кто-то из Уханя.
- Если был, я убегаю на улицу, - сказал он и засмеялся раскатистым смехом. Он закашлялся странным кашлем, отпил из банки с травяным настоем, попытался что-то сказать, но кашель не прекращался. Мы начали подозревать.
- Ты подхватил грипп?
- Сигареты, - поднял он пачку со стола. – Возьмите одну, пожалуйста, пожалуйста, вы гости, пожалуйста, один сигарета.

Это пачка металлически-зеленого цвета, китайской фирмы «Секвойя», 26 шекелей за пачку. Мы закурили и задохнулись. Это как всасывать дым дизельной машины с большими проблемами с маслом. Неудивительно, что он кашляет. Ву Хао, который работает с сигаретой во рту, курит ту же марку.

Продукты они покупают в Драгон чайнис супермаркет, в пешей доступности от дома. Это магазин дальневосточной еды, известный всем китайским рабочим, которые работают и живут в Тель-Авиве. Поразительный магазин с тысячами видов соусов, масла, пюре и лапши всех видов и размеров со всех краев Китая. Владелец, Дани Рахум, говорит, что он обожает китайских рабочих.
- Они рабочие люди, вежливые и теплые, прямые, заботятся один о другом, просто прекрасные. Нет никакой причины бояться, кто здесь находится, не подвергались воздействию вируса, и нет причины, чтобы они заболели.
- А товар продолжает поступать из Китая?
- Китайцы прекратили весь экспорт, но пока в Израиле, и у нас в магазине, нехватки в продуктах из Китая нет. Я знаю, что китайская экономика встала, ты говоришь с директорами китайских заводов и они говорят, что они дома. Если это продлится еще несколько месяцев, я думаю, что мы почувствуем это и здесь.

Арье Баркана, мясник в магазине, говорит, что не сразу привык к мясным предпочтениям китайцев.
- Большинство из них из деревень и городов китайской периферии, понятно что из более слабых слоев. Возможно, это объясняет, почему они предпочитают более дешевые части, как хвосты и уши, потому что для них лучшие куски дорогие, и если тебе повезло, ты их ешь раз в год, на китайский новый год.

- Раньше я работал в русском мясном магазине, и там клиенты покупали стейки, шею, более дорогие части. Разумеется, там мы снимали шкуру со свинины. Тут китайцы хотят мясо вместе со шкурой. И они любят сало, всегда просят мясо с салом. Еще они любят ребра без мяса, может с остатками мяса, варят их и потом им нравится высасывать кости. Свиные головы они тоже любят. Свиная голова, шесть кило, это 25-30 шекелей.
- Как идет свиная голова, со всеми органами?
- С носом, ушами, со всем. Мне они очень нравятся, они прекрасные люди.

Мы вернулись из магазина в квартиру около полдевятого, полтретьего утра по китайскому времени. Все жильцы говорили с домом по видео или смотрели клипы на телефоне. Чин Зон говорил со своей женой Чио, которая сказала, что с ней и детьми всё в порядке, и Зон просил ее: «Не выходите из дома». Шин Хан сказал, что тоже поговорил с женой, и что всё в порядке.
- Они все дома, не могут выйти на улицу. Это лучше, правильно? Так все здоровы. Я хотел, чтобы они приехали ко мне, но они не могут, потому чайнис не могут сейчас приезжать. Спроси в газете, почему чайнис на стройке не могут привезти жену и детей сюда. Это тихо в голове, работают лучше, если приедет жена и дети.
- Ты не хочешь вернуться к ним?
- Здесь хорошие деньги, работаешь тяжело, но деньги очень хорошие. Деньги отсюда покупаешь там две большие квартиры и магазин 80 метров. Это хорошо. Хочу еще работать здесь, но не знаю, сколько еще время я могу. Кроме того я смотрю телевизор, и в Китае большой балаган. Я боюсь. Сейчас дома нехорошо, там балаган, болезни, - сказал он, кашляя, и закурил еще одну сигарету».
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 25 comments