Давид (david_2) wrote,
Давид
david_2

Categories:

"С такой фамилией я лучше еврея возьму"

Еврейский вопрос в 30-40-е затронул и Японию. Как из-за нацистских требований, так и по своим причинам: в Японии и на оккупированных японцами территориях евреев было мало, но в определенных политических и военных кругах евреям придавалось большое значение из-за пресловутого "мирового еврейства" и в частности его большого влияния на политику США. Были и резко антисемитские деятели, типа отставного генерала Нобутака Шиодена, были и филосемитские, в частности специалисты по еврейскому вопросу при японских армии и флоте полковник Нарихиро Ясуэ и капитан Корешиге Инузука (они были филосемиты в японском стиле: верили и в "Протоколы сионских мудрецов", которые полковник Ясуэ сам перевел на японский, и в остальной еврейский заговор, но считали, что именно поэтому с евреями надо дружить), и другие группы и деятели.

6 декабря 1938 еврейский вопрос обсуждался на высшем уровне "комиссией пяти министров": премьер, министр иностранных дел, министр армии, министр флота, министр финансов. Было решено навстречу немцам не идти, евреев не выдавать и не преследовать, но следить за ними и новых беженцев излишне не пускать. 11 марта 1942 императорский совет принял решение продолжать примерно в том же духе. На оккупированных территориях общую политику спустили такую же, но конкретно решали командиры на местах. В основном отношение было чисто по паспорту, поэтому лучше всего было евреям из Германии и России, а евреев граждан западных стран, противников Японии в войне, интернировали как и остальных граждан тех же стран, и почти нигде особо евреев поначалу не выделяли.

В собственно Японии разделение было по паспорту, кроме того еврейских транзитных беженцев, застрявших в Японии с началом войны, выслали в Шанхай, чтобы не создавать слишком большой еврейской общины в метрополии.

В Китае и Маньчжурии полковник Ясуэ носился с мыслями создать еврейскую автономию под японским протекторатом (в литературе потом эти предложения получили название "план Фугу"), но сверху это не приняли, и решили опять же в духе общей политики с вариациями: из-за большого скопления еврейских беженцев в Шанхае большинство из них переселили в феврале 1943 в гетто в квартале, где многие из них жили и так, но опять же не всех, а лиц без гражданства, китайцев из гетто не выселили, можно было выходить и т.д. Это тоже было сделано для присмотра, притеснений кроме этого почти не было. Специально приехавший в июле 1942 штандартенфюрер Йозеф Мейзингер, "варшавский мясник", который на тот момент был атташе СД в Токио, склонял флотских офицеров, отвечавших за Шанхай, отправлять евреев на каторгу в Японию и т.д., а лучше всего погрузить всех на корабли и утопить. Некоторые офицеры склонялись к мнению, что что-то такое может и надо сделать, и не только с евреями, а и с другими иностранцами в Шанхае, но потом сверху всё это прекратили и в результате ограничились описанным выше гетто, а далее притеснять не стали.

В Сингапуре евреев обязали являться в полицию и носить повязку с надписью "юдаи", помимо обладателей "правильных" паспортов, кроме этого притеснений поначалу не было. В апреле 1943 часть евреев арестовали, а в марте 1945 арестовали и всех оставшихся, почти все дожили до конца войны.

В Бирме, Гонконге и на Филиппинах всё было чисто по паспорту, отдельных преследований евреев не было.

Во французском Индокитае вишистские власти ограничивали евреев согласно вишистским законам, японцы требовали только наблюдать за евреями в числе других подозрительных элементов, без введения отдельных антиеврейских мер.

В Голландской Индии (Индонезии) первоначально всё было по паспорту, в августе 1943 были арестованы все евреи. Это было связано с требованиями прибывшего в Батавию Гельмута Вольтата, немецкого экономического представителя в Токио. В целом условия содержания евреев были аналогичны условиям других интернированных, враждебность была проявлена не японским командованием лагеря, а голландскими интернированными: они потребовали содержать евреев отдельно от них.

Ну и в качестве исторического анекдота можно привести "музыкальный" случай из японской политики на эту тему:

Еврейские музыканты из Германии Йозеф Розеншток и Клаус Прингсхайм во время Второй мировой занимали должности дирижеров соответственно симфонического и камерного оркестров в Токио, несмотря на протесты немецкого посольства.

Мирон Медзини, "В тени восходящего солнца – Япония и евреи в период Катастрофы", стр. 147:

"Йозеф Розеншток и Клаус Прингсхайм претендовали на должность дирижера в оркестре, созданном японской фирмой грампластинок "Виктор", но выбран был Манфред Гурлитт, немецкий музыкант еврейского происхождения, вынужденный покинуть Германию несмотря на то, что он был членом нацистской партии и даже предоставил нацистам справку, что только его прадед был евреем, и он тоже был крещеным. Интересно, что в результате японцы сняли его с должности в 1943, из-за давления крайних националистов, требовавших, чтобы должность занимал только японец, а не иностранец, пусть даже и немец".
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 27 comments