Давид (david_2) wrote,
Давид
david_2

Category:

"Тяжело в лечении, легко в гробу"

Омбудсмен министерства обороны генерал-майор резерва Ицхак Брик в своем годовом отчете в 2016 указал на серьезные проблемы в готовности сухопутных войск к войне. В частности он говорил про состояние мобилизационных складов и бронетехники на сухом хранении, при сокращении штатов сверхсрочников, и что продолжение текущего положения приведет к краху системы через два года.

Неожиданностью его отчет не стал и особого шума не вызвал: проблемы мобилизационных складов были указаны в отчете управления технологии и логистики ГШ в 2013, отчете армейской комиссии по проверке резерва в 2013 и отчете госконтролера в 2014. По следам всех этих отчетов и проверок армия начала в 2016 спецпроект "Хаим хадашим" по реорганизации и улучшению баз мобилизационных складов, стоимостью 250 миллионов шекелей. Среди принятых мер: улучшения в инфраструктуре, ремонт и строительство рабочих и складских помещений, оборудование, транспорт, добавка 54 штатов сверхсрочников, а также добавка в 1600 шекелей к окладу и бонус в 5000 шекелей за сверхсрочную службу свыше пяти лет.

В 2017 Брик повторил свою критику, и особого шума это снова не вызвало. В 2018 Брик перешел в наступление, тем более что указанные им два года уже прошли. Как положено, наступление ведется активно, непрерывно и с наращиванием усилий. Годовой отчет, специальный отчет для комиссии Кнессета по иностранным делам и обороне, письмо премьер-министру, что созданная в ответ внутренняя армейская комиссия это очковтирательство и нужна внешняя проверка, еще одно письмо комиссии по иностранным делам и обороне, не дожидаясь результатов армейской проверки, и в эту субботу атака членов комиссии через СМС. Следующий этап это обсуждение в комиссии Кнессета по госконтролю. На этот раз шум достигнут большой, вплоть до личных нападок и обвинений.

Контратаки, что он как омбудсмен вообще не имеет не только полномочий, но и возможностей проверять эти вопросы, он не контролер МО, не контролер АОИ и не госконтролер, с соответствующим аппаратом, Брик отметает. "Контроль - показуха, не верьте командирам, из них одни не знают реального положения, другие боятся сказать правду, идите в народ и говорите с прапорщиками и офицерами на местах".



Главный упор Брика это по-прежнему мобилизационные склады и техника на сухом хранении, а к нехватке прапорщиков добавилась и нехватка солдат из-за сокращения срока службы. Более широкие обвинения это общее несоблюдение норм и требований подготовки и хранения, утрата знаний и "тушение пожаров" вместо упорядоченной работы.

Описанные проблемы частью качественные, частью количественные, и все зависят от контекста. "Тушение пожаров" это давняя традиция АОИ, а не новое явление, но в некоторых областях это проявляется больше, а в некоторых меньше.


Конкретно в области тылового обеспечения резерва после выявленных во второй ливанской войне недостатков на переоснащение потратили более двух миллиардов шекелей в рамках плана "Эшед нехалим" и его дальнейших подпланов. Это касалось главным образом личного снаряжения резервистов. После этого улучшения закономерно началось сползание обратно, которое периодически поддергивалось в ходе массовых мобилизаций резерва в операциях "Литой свинец", "Облачный столп" и "Нерушимая скала". И на данный момент реальное положение в целом неплохое, но еще несколько лет без поддергиваний снова приведут к отставанию.


Что касается главного пункта, а именно техники на хранении, то прапорщики жалуются, что нагрузка на них сильно выросла, из-за сокращения штатов. Поэтому технические требования по проверкам не соблюдаются, техника ставится на хранение без выполнения соответствующих процедур и т.д., что напрямую подрывает боеспособность.

Тут надо в первую очередь знать, на какую высоту была поднята тема сухого хранения после ее внедрения в конце 70-х начале 80-х. Например, во многих бригадах долгие годы не бывало случаев, чтобы вынутый из хранения танк не завелся. Поэтому технические проблемы надо оценивать в контексте, положение в целом далеко не так трагично, как описывает Брик, имеющиеся проблемы в основном в конкретных частях по их местным причинам. Также некоторые приводимые Бриком детали неверны чисто фактически, описанные процедуры обслуживания просто не требуются, его вводят в заблуждение.

Насчет увеличения нагрузки жалобы частично оправданы, а частично это просто нежелание напрягаться. На мобилизационных складах реально существовала скрытая безработица, и сокращения были нужны, вопрос насколько и где именно. Тем не менее понятно, что вообще при сокращении кадров нагрузка растет. Плюс обычные жалобы на низкую зарплату и непрестижную службу, в результате чего старые прапорщики увольняются, а молодых, кому можно передать знания и умения, нет, потому что мало кто хочет там служить. Этот момент надо рассматривать в общих рамках изменения моделей сверхсрочной службы, разделения ее на этапы, перехода с бюджетной пенсии на накопительную и т.д. Сейчас сверхсрочная служба не такая безоблачная кормушка до пенсии, как была когда-то, что понятным образом влияет на мотивацию, особенно в непрестижных местах.

Кроме общего сокращения штатов по финансовым причинам, из-за введения программы "Ахзака ахерет" по перепрофилированию сферы техобслуживания часть прапорщиков была переведена из резервных дивизий в роты новых окружных батальонов техобслуживания. Но разделение повседневной работы не соответствует этому организационному разделению, и нагрузка растет дополнительно.

Дополнительные проблемы происходят из роста учений резерва. Обычно для учений используется специально выделенная техника, и собственные танки и бронетранспортеры резервных подразделений для этого с хранения снимаются редко. Но чем больше учений, тем больше надо использовать собственную технику, которую после учений надо снова приводить в боеготовое состояние и ставить на хранение, а дополнительных кадров для этой дополнительной работы нет. И специально выделенная техника тоже представляет проблему: кроме постоянно имеющейся в Центре сухопутных учений техники она дополнительно выделяется по ротации резервными бригадами. На случай мобилизации существует программа по ее срочному возвращению хозяевам, но это тоже требует дополнительной срочной работы и дополнительных кадров.

Проблема солдат-срочников тоже делится на две. Это и сокращение срока службы, и указанная Бриком качественная проблема: срочники на базах мобилизационных складов это часто второсортный материал - либо списанные из боевых, либо изначально проблематичные. Оттуда соответствующая трудовая дисциплина и выработка. Эта проблема существовала всегда, и при сокращении срока службы качественные солдаты становятся еще большим дефицитом. И количественно это тоже было проблемой еще до сокращения срока - даже в 2013 укомплектованность срочниками на мобилизационных складах составляла 79% от штата, сейчас с этим еще сложнее.


Так можно пройти по всем пунктам, но в общем и целом заявления Брика можно оценить китайской формулой "70 процентов побед, 30 процентов ошибок". Апокалиптические заявления "мы упали на уровень 1973-го года" далеки от реальности, но даже где он в конкретных деталях неправ, сама по себе такая встряска и перепроверка для армии полезна.

Автоматический ответ армии на критику это "замечания известны, работа уже проведена, положение исправлено", и вообще "боеготовность и боеспособность сейчас на высоте как никогда". Классическое "прикрытие задницы", и армии в целом, и конкретно ответственных офицеров. Но частично исправления действительно сделаны, как уже сказано выше. И в инфраструктуре, и в штатах, и в зарплатах.

Однако в этой области есть очень большой простор для улучшений.

Мобилизационные склады это громадная империя, десятки бригад и полков, тысячи единиц бронетехники и другой техники - в разы больше, чем в кадровой армии. На этой империи держится боеспособность АОИ для большой войны. И именно поэтому она годами и десятилетиями находится в загоне. Главные усилия направлены на то, что требуется каждый день, на кадровую армию. А когда доходит до резерва, то обращают внимание на учения, если вообще обращают внимание, а склады и хранение превращаются в финансовый, кадровый и технический отстойник, туда всё идет в последнюю очередь. Встряска происходит только после больших войн и операций, когда эта империя вдруг понадобилась. АОИ вообще традиционно учится только на крови, и ей нужна война раз в несколько лет, чтобы более менее поддерживать уровень. А в этой области особенно.


Поэтому если поднятая Бриком шумиха приведет к дополнительной проверке и улучшению только отдельных моментов и только на какое-то время, даже по принципу "подмели где видно", это уже польза. Лучше попортить имидж армии сейчас, чем шкуру на войне.
Subscribe

  • Blue Flag 2021

    Продолжается международное авиационное учение Blue Flag с участием ВВС Израиля, США, Германии, Великобритании, Франции, Италии, Греции и Индии.…

  • Синайская кампания 1956

    Записал с Алексеем Арестовичем беседу о Синайской кампании 1956-го года. https://www.youtube.com/watch?v=8NnE8umjpoU

  • Blue Flag 2021

    17 октября на авиабазе "Увда" началось очередное международное авиационное учение Blue Flag. Эти учения проводятся раз в два года, в этом году вместе…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 54 comments

  • Blue Flag 2021

    Продолжается международное авиационное учение Blue Flag с участием ВВС Израиля, США, Германии, Великобритании, Франции, Италии, Греции и Индии.…

  • Синайская кампания 1956

    Записал с Алексеем Арестовичем беседу о Синайской кампании 1956-го года. https://www.youtube.com/watch?v=8NnE8umjpoU

  • Blue Flag 2021

    17 октября на авиабазе "Увда" началось очередное международное авиационное учение Blue Flag. Эти учения проводятся раз в два года, в этом году вместе…