Давид (david_2) wrote,
Давид
david_2

Categories:

"Все говорят: нет правды на земле. Но правды нет — и выше"

Армия Южного Ливана первоначально состояла в основном из христиан, с небольшим числом шиитов, друзов и суннитов. Постепенно число шиитов росло, и к концу 90-х годов они уже составляли большинство. При выходе АОИ из Ливана в 2000-м и крушении зоны безопасности в Израиль бежали около 6000 солдат Армии Южного Ливана и членов их семей, в 2006 после Второй ливанской войны эвакуировалась еще одна небольшая группа. Часть беженцев 2000-го года затем вернулась в Ливан, главным образом рядовые солдаты, которым не грозила расправа со стороны Хизбаллы, некоторые из них получили небольшие сроки в ливанской тюрьме. Часть эмигрировала в разные страны Европы и Америки, в Израиле осталось около 2500 человек, в основном христиан-маронитов. Друзские беженцы живут в населенных пунктах израильских друзов, христиане расселились в еврейских городах в Галилее. Бывшие старшие офицеры АЮЛ находятся на дотации министерства обороны Израиля, остальными занимается министерство алии и абсорбции. Беженцы получили израильское гражданство, было принято несколько правительственных программ по их интеграции, им оказывается финансовая помощь и помощь в трудоустройстве, тем не менее беженцы страдают от высокой безработицы и других экономических и социальных проблем.

Одной из проблем является вопрос захоронений. Многие из беженцев, а также их семьи, выражали и выражают желание быть похороненными в своих родных деревнях в Ливане. Поэтому тела большинства умерших со времен эвакуации беженцев переправляются в Ливан с согласия ливанских властей, для захоронения на родине с полагающимися религиозными обрядами. В некоторых случаях ливанские власти отказывают в разрешении на захоронение, таких покойных хоронят на участке возле еврейского кладбища Тель-Хай. Но это не упорядоченное христианское кладбище, а один из многих имеющихся в Израиле участков для внеконфессиональных захоронений, поэтому постоянно поднимается вопрос об упорядоченном кладбище.

Проблема в том, что конфессиональные кладбища находятся в ведении местных советов в административном плане, в ведении глав религиозных конфессий в религиозном плане, Земельное управление занимается выделением участков, а МВД курирует деятельность через управление нацменьшинств. Поэтому самое простое решение, а именно захоронение беженцев на существующих христианских кладбищах, наталкивается на сопротивление местных советов и проблемы с руководством христианских конфессий. Многие из арабов-христиан в Израиле считают бывших солдат АЮЛ коллаборационистами, и поэтому не хотят их хоронить у себя. МВД достигло соглашения с местным советом христианской деревни Фасута, что беженцев будут хоронить там при расширении их кладбища, затем глава местного совета отказался из-за сопротивления жителей. Маронитский архиепископ в Израиле сам ливанец и назначен руководством маронитской церкви в Ливане, поэтому для него это тоже щекотливый вопрос.

После всех многолетних пертурбаций, обсуждений в Кнессете и различных министерствах еще в 2015 решили выделить для этой цели новый участок, но опять всё уперлось в то, что он должен быть под контролем отдела религиозного обслуживания местного совета и глав христианских конфессий. Беженцы не отдельная конфессия и не отдельный город, нельзя просто создать для них некое религиозное кладбище в вакууме и заставить кого-то из существующих структур за него отвечать. Земельное управление может выделить землю, остальное зависит от доброй воли местных советов и христианских руководителей.

Как уже сказано выше, большинство умерших беженцев хоронят в Ливане согласно их желанию и желанию семей, вопрос касается главным образом тех, кому ливанские власти этого не позволили. И этот вопрос по-прежнему не решен спустя 18 лет после бегства из Ливана.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 32 comments