Давид (david_2) wrote,
Давид
david_2

Category:

"Танки идут ромбом"




Армии разных стран периодически задаются вопросом, как лучше организовать танковые войска на уровне батальона, роты и особенно взвода как низовой формации, из которой строятся следующие.

Штатное количество танков во взводе определяется типовыми задачами для танкового взвода согласно принятой в данной армии тактике - при самостоятельных действиях либо в составе роты, в танковом подразделении либо будучи приданным другому подразделению; особенностями вероятного ТВД – типовые дистанции ведения огня, пустынная, равнинная, лесистая, горная либо застроенная местность; особенностями вероятного противника и сценариев будущей войны; требуемой избыточностью – после потери какого числа танков взвод еще может действовать как взвод; имеющимся количеством личного состава и материальной части и потребностями в подразделениях - иногда нужно иметь больше подразделений меньшей численности, иногда наоборот; уровнем подготовки командиров и средствами управления; ТТХ танков; а также финансами - не всё технически и тактически желаемое можно себе позволить.

На протяжении столетней истории танковых войск наиболее распространенными были взводы по три, четыре либо пять танков. Иногда в одной армии одновременно существуют разные штаты, как по видам танков - например, тяжелых танков во взводе часто было меньше, а легких больше, так и по назначению - например, в танковом батальоне танкового полка Советской армии взвод имел три танка, а в танковом батальоне мотострелкового полка - четыре. Некоторые армии сохраняли штат многие десятилетия, как советские трехтанковые взводы от Красной армии до 21-го века, или американские пятитанковые взводы, родившиеся в Первую мировую и замененные на четырехтанковые только в 80-е годы. Другие более часто тасовали взводы, от пяти танков к четырем и к трем или от трех к четырем и снова к трем, как немцы и британцы, и т.д. и т.п., каждая армия и ее особенная история.


АОИ тоже не осталась в стороне от этого вопроса.





Во время Войны за Независимость вопрос был в основном теоретическим, и организация диктовалась наличествующей матчастью. Единственным танковым батальоном был 82-й батальон 8-й бригады. 2-я "англосаксонская" рота 82-го батальона, с личным составом из ветеранов западных армий, штатно имела на вооружении два танка "Кромвель". Таким образом вопрос взводного деления практически не стоял. 6-я "славянская" рота 82-го батальона, с личным составом из армий Восточной Европы, штатно имела на вооружении десять танков "Гочкис" H-39 и была организована по советскому штату: 3 взвода по 3 танка и танк командира роты. Это тоже было сделано не только потому, что комбат-82 Феликс Беатус был до этого майором и командиром танкового батальона Войска Польского, где был принят советский штат, а потому, что 10 танков сложно было организовать иначе, даже невзирая на то, что реально в строю всегда было меньшее количество по техническим причинам. В конце войны к танкам 82-го батальона периодически добавлялось от одного до четырех "Шерманов", в зависимости от успехов ремонтников. Они придавались подразделениям "на ходу" и на формальный штат не влияли. Но в целом советский штат был привычным, и комбриг-8 Ицхак Садэ подавал в ноябре 1948 и феврале 1949 предложения по организации танкового батальона согласно этому штату: 3 танка во взводе, 10 танков в роте, 21 танк в батальоне – 2 роты и танк комбата.


По окончании войны начались обсуждения будущей организации. Созданная в августе 1949 комиссия предложила для танкового батальона следующий временный штат: 3 танка в управлении батальона, 3 роты по 13 танков (3 взвода по 3 танка, танк командира роты, танк замкомандира роты, 2 танка поддержки), всего 42 танка "Шерман". Взвод, таким образом, оставался по советскому штату, на британский взвод в 4 танка на этом этапе переходить не предлагалось, как из-за общего количества танков, так и из-за сосредоточения комиссии на оперативном уровне и оставлении тактического на будущее.


В сентябре 1950 на совещании генштаба обсуждались взводы из 4 и 5 танков. 5 танков считались предпочтительнее: 2 отделения по 2 танка и танк командира взвода. Таким образом отделения могут прикрывать друг друга при маневре, комвзвода может сосредоточиться на управлении и наблюдении, а при необходимости он присоединяется к одному из отделений. Избыточность пятитанкового взвода тоже позволяла ему действовать как взвод после потери двух или даже трех танков. Однако из-за недостатка танков в АОИ и желания увеличить количество взводов остановились на 4 танках. Таким образом, в роте стало 14 танков: 3 взвода по 4 танка, танк командира роты и танк замкомандира роты. В батальоне 3 роты по 14 танков и 2 танка в управлении батальона, всего 44 танка.


В мае 1955 после начала закупок легких танков АМХ-13 штаты обсудили снова. Так как для АМХ-13 намечались задачи разведки и истребления танков, их предлагалось распределить следующим образом: 30 танков в батальоне резерва генштаба, три разведроты в танковых бригадах по 12 танков в каждой, три роты в окружных разведбатах по 12 танков в каждой. Разведроты должны были действовать во взаимодействии с джипами своего разведвзвода. В конце 1955 для батальона АМХ-13 был принят штат по 4 танка во взводе, 13 танков в роте - 3 взвода и танк командира роты, в батальоне 3 роты плюс танк комбата, всего 40 танков, но батальон так и не был создан. Для "Шерманов" был предложен прежний штат по 14 танков в роте: по одному батальону в каждой из трех танковых бригад (3 роты по 14 танков, 6 танков поддержки, 2 танка-эвакуатора и 2 танка в управлении батальона, всего 52 танка), и батальон поддержки пехоты по тому же штату, но без 6 танков поддержки.


В июле 1956 рассматривалось добавление четвертого взвода в роты "Шерманов". Тогда же рассматривались и предложения по АМХ-13 – отмена батальона резерва генштаба, вывод АМХ-13 из разведрот танковых бригад и создание трех батальонов: 13 танков в роте, в батальоне 3 роты и 2 танка в управлении батальона, всего 41 танк.

Август 1956: предложение по "Шерманам" – 59 танков в батальоне: 2 роты по 14 танков М-3, рота из 14 М-50, рота из 12 "Супер-Шерманов", 4 танка М-4 и командный М-3 в управлении батальона. АМХ-13: 43 танка в батальоне - 3 роты по 14 танков и танк комбата.

Но эти предложения остались на уровне предложений.

В сентябре 1956 окружные разведбаты были преобразованы в окружные танковые батальоны. В окружном батальоне СВО было две роты АМХ-13, всего 26 танков, в батальоне ЦВО - одна рота из 13 танков, батальон ЮВО создали только после Синайской войны, в 1959.


В январе 1957, в рамках выводов из Синайской войны, число "Шерманов" во взводе было увеличено с 4 до 5. В роте стало 17 танков: 3 взвода по 5 танков, танк командира роты, танк замкомандира роты. В батальоне 3 роты и 2 танка в управлении батальона, всего 53 танка. АМХ-13 – по-прежнему 40 в батальоне, из-за недостатка танков. "Шерманы" начали поступать также в окружные танковые батальоны СВО и ЦВО вместо бронеавтомобилей "Стегхаунд", сначала как дополнение к АМХ-13, затем и на их замену. Пехотные бригады начали постепенно преобразовывать в механизированные: два мотопехотных батальона и один танковый, по тому же штату танкового батальона.


На протяжении 1958 прошла серия совещаний по вопросу организации танковых войск. Новый НГШ Хаим Ласков, командовавший танковыми войсками в период подготовки к Синайской войне и самой войны, настаивал, что 5 танков во взводе это непозволительное для небогатой армии излишество, что следует вернуться к британскому взводу из 4 танков, и это снижение с 53 до 44 танков в батальоне позволит создать еще один батальон. Большинство командиров были против, и предлагали либо остаться с 5 танками во взводе, либо в крайнем случае перейти на 3, чтобы командир взвода не был заодно и командиром отделения, и не ослаблять батальон. Также они напирали на то, что пятитанковый штат приняли всего год назад, поэтому вводить новый штат сейчас не следует, такие частые изменения мешают обучению. В июне 1958 Ласков вынес компромиссное решение: взвод из 4 танков, в роте 17 танков: 4 взвода и танк командира роты. В сентябре 1958 добавился танк замкомандира роты, и рота выросла до 18 танков, всего в батальоне 56 танков: 3 роты, танк комбата и танк замкомбата. Кроме прочего, предполагалось, что такая рота может в случае необходимости маневрировать в составе двух полурот, под командованием командира и замкомандира роты соответственно.

Командиры, особенно резервисты, затруднялись управлять ротой из 18 танков. В 1960 командование танковых войск подало предложение уменьшить роты на один взвод, чтобы в роте было 14 танков, и создать четвертую роту в батальоне. В принципе предложение было одобрено, но не осуществлено.


В начале 1961 командование танковых войск провело серию испытаний по сравнению рот из 3 взводов по 4 танка и из 4 взводов по 3 танка. Испытания были недостаточно широкими, чтобы реально проверить все нужные аспекты, но в марте 1961 был принят новый штат: 3 танка во взводе, 4 взвода в роте, 4 роты в батальоне. Батальон таким образом вырос до 58 танков: 4 роты по 14 танков, танк комбата и танк замкомбата. Ласков к тому моменту уже ушел в отставку, и командование танковых войск смогло провести свои предложения. Главными аргументами были упрощение командования для командира взвода, увеличение числа офицеров в роте, лучшее использование танков на уровне взвода, лучшие возможности маневрирования для роты из 4 взводов. Командующий танковыми войсками Хаим Бар-Лев, выступавший в 1958 против четырехвзводной роты по 4 танка как сложной для управления командиром роты, и предлагавший в 1960 сократить ее до трех взводов, объяснил, что при уменьшении числа танков во взводе эта проблема снимается.

Это был штат для средних танков "Шерман" и "Шот", а для АМХ-13 приняли штат по 3 танка во взводе, 10 танков в роте – 3 взвода по 3 танка и танк командира роты, 41 танк в батальоне – 4 роты и танк комбата.


Май 1969 – после подведения итогов Шестидневной войны по результатам работы "комиссий комбригов" был принят новый штат танкового батальона: 3 танка во взводе, 11 танков в роте (3 взвода, танк командира роты, танк замкомандира роты), 4 роты в батальоне.

В том же 1969 танки АМХ-13 сняли с вооружения, поэтому особые штаты для них больше были не нужны. "Шерманы" вывели из танковых бригад и оставили их только в танковых батальонах механизированных бригад и окружных танковых батальонах.


И в том же 1969 под руководством Авраама Адана, сменившего в марте 1969 Исраэля Таля на посту командующего танковыми войсками, танковые бригады начали преобразовывать в чисто танковые: до этого они имели два танковых и один мотопехотный батальон, теперь танковых батальонов стало три. В связи с этим число рот в батальоне уменьшили с 4 до 3, и в танковой бригаде стало 9 танковых рот вместо 8. Тогда же в управление батальона добавили танк связного артиллерийского офицера (КАША - "кцин кишур артилери"), а в управление бригады - танк командира огневой поддержки бригады (МАСАХ - "мефакед сиюа хативати"). Таким образом в батальоне стало 36 танков - 3 роты по 11 танков, танк комбата, танк замкомбата и танк КАША, а в бригаде 111 - 3 батальона, танк комбрига, танк замкомбрига и танк МАСАХ.

Этот штат стал стандартом для танковых бригад АОИ на "Шотах", "Магахах" и впоследствии на "Меркавах" на следующие полвека. Исключения были редкими и по особым причинам: так, 274-я танковая бригада, первая бригада, созданная после Шестидневной войны на трофейных "Тиранах", пока была единственной, имела четыре батальона вместо трех, но когда после войны Судного Дня бригад на "Тиранах" стало четыре, их привели к стандартному штату. Также в 274-ю бригаду входил 88-й бронерейдовый батальон "Белый медведь" ("Дов лаван") в составе 6 плавающих танков ПТ-76 и 15 БТР-50, в 1974 он был расформирован.


В механизированных бригадах танковый батальон был один, поэтому в нем оставили четыре роты вместо трех, всего 47 танков в батальоне плюс 3 танка в управлении бригады. Аналогично в окружных танковых батальонах было по 47 танков. Кроме того, с началом формирования в 1969 дивизий постоянного состава создали дивизионные танковые разведбаты, вооруженные танками и бронетранспортерами, всего в таком разведбате было 24 танка.

После войны Судного Дня дивизионные танковые разведбаты были расформированы, в середине 70-х расформировали и окружные танковые батальоны, а в 1980 решили расформировать и танковые батальоны механизированных бригад на устаревших "Шерманах", а за ними и сами механизированные бригады. Таким образом в начале 80-х разнообразные танковые штаты на разные случаи были ликвидированы, и остался единый штат танкового взвода, роты, батальона и бригады.


Тем не менее теоретический вопрос количества танков во взводе поднимался потом еще несколько раз. В 80-е годы он обсуждался и в управлении главного офицера танковых войск, которое выпустило соответствующую тематическую брошюру, и в армии в целом. Однако когда в 1988 в 500-й бригаде по собственному почину провели серию учений по сравнительной проверке взводов из 3 и 4 танков, командование полевых войск приказало комбригу прекратить самодеятельность, и никаких результатов эти учения не принесли.

Отдельно можно упомянуть мнение командующего танковыми войсками Моше Бар-Кохбы, который в 80-е годы предлагал сделать должность командира танка офицерской, из-за недостаточной подготовки командиров-сержантов. Так как это означало увеличение числа офицеров в два раза, а подготовка офицера гораздо дороже, от этого отказались, усилив подготовку командиров. Само по себе превращение всех танков в офицерские не решает проблему внутреннего деления роты, но отметим это предложение на потом.


В 2000-е годы снова поднялся вопрос взводного штата. Практическое применение танков парами и перевооружение 401-й бригады на "Меркаву-4" привели в 2005 к мысли опробовать новый штат. В 2006 для 401-й бригады был утвержден временный опытный штат по 2 танка во взводе и 7 танков в роте - 3 взвода и танк командира роты, для проведения полевых испытаний, но из-за Второй ливанской войны никаких реальных изменений и испытаний провести не успели.

После войны большинство реформ отменили, в том числе и эту, и сосредоточились на возвращении старых умений и знаний.


Недавно на волне общих изменений в сухопутных войсках АОИ вернулись и к этому вопросу. В 2017 снова решили опробовать штат из 2 танков во взводе, и увеличить для этого число офицеров. Официально новый штат еще не принят, но подготовка большего числа офицеров уже ведется. По новому штату в роте должно быть 10 танков: 4 взвода по 2 танка, танк командира роты и танк замкомандира роты. В некотором смысле это компромисс между 3 танками во взводе и предложениями Бар-Кохбы сделать все танки офицерскими.

По этому штату количество офицеров в роте растет на одного, в финансовом смысле это не очень дорого и компенсируется уменьшением числа танков в роте. В боевом смысле 10 либо 11 танков в роте это не принципиальное различие. У командира взвода всего один подчиненный, что облегчает управление. В трехтанковом взводе "щенок" ("гур"), то есть младший из командиров танков, должен следить и за командиром взвода, и за взводным сержантом, в двухтанковом у него будет только один командир. У командира роты будет не три, а четыре взводных в подчинении, это не большое увеличение нормы управляемости, тем более при современных средствах управления и боевых информационных системах. Избыточность по сравнению с трехтанковым взводом падает: трехтанковый взвод это все еще взвод после потери одного танка, а двухтанковый после потери одного танка превращается в одиночный танк. Но в нынешних условиях танки реально часто действуют парами, и при корректировке огня, и при маневрировании, поэтому это во многом просто подгонка формальной структуры под реалии. В каком-то смысле это можно назвать созданием танковых отделений, которые просто называются взводами. Кроме прочего, тут играет роль и принятое в 2015 сокращение срока службы с 36 месяцев до 32, и планируемое с 2020 следующее сокращение до 30 месяцев. Меньший срок службы неизбежно скажется на квалификации и опыте командиров танков, поэтому увеличение числа офицеров в роте и снижение командной нагрузки на сержантов должно это частично компенсировать.


Короче, это первое изменение взводного штата с 1961-го года и ротного с 1969-го. В кадровых бригадах новый штат постепенно вводится с 2017, и с подготовкой достаточного числа офицеров они по плану должны вскоре перейти на него полностью. В дальнейшем по мере возможностей и в зависимости от результатов первого этапа его планируется ввести и в резерве и установить его как официальный единый штат (пока он считается временным), но по понятным кадровым и организационным причинам в резерве это продлится дольше. А реальные плюсы и минусы можно будет увидеть только после полного введения и достаточно долгой обкатки.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 57 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →