Давид (david_2) wrote,
Давид
david_2

Categories:

Полковник Ёлкин

Фильм о Тененбауме по второму каналу ничего не добавил к статьям Бергмана в "Едиот", как и следовало ожидать. Сам Тененбаум уже становится неинтересен, со всеми его провальными деловыми проектами, долгами, женщинами, казино, внебрачными детьми, наркотиками, связями с двойными агентами израильской разведки и Хизбаллы, фальшивыми долларами и паспортами, интересен момент "что он такого знал", вокруг которого Бергман ходит уже давно. Под катом пара отрывков на тему.


Показанный фильм это практически озвучивание этой статьи, приведен только отрывок.

"Кодовое название – Северный жилец"
Ронен Бергман, Гиль Мельцер, "Едиот Ахронот", 14.10.04

"После похищения, когда выяснилось, что речь идет о Тененбойме, в оборонных кругах вздохнули с облегчением.
Офицер запаса в артиллерии, что он такого может знать? Но кто-то пошел и проверил в папках, и тогда выяснился необычный доступ Тененбойма к военным секретам. Вдруг стала понятной величина провала: как дали человеку с таким проблемным профилем, как Эльханан Тененбойм, приблизиться к этим секретам?

За пять дней до похищения полковник Тененбойм был одним из руководителей учений "Северный жилец". Это самые большие и серьезные учения, проводившиеся в последние годы в Израиле, они представляют собой симуляцию широкомасштабной войны с Сирией. Это самые сокровенные тайны ЦАХАЛа: так он готовится к следующей войне. Тененбойм занимался также применением новейших систем вооружений, которые должны участвовать в будущих боях.

На учениях Верхняя Галилея изображает Голанские высоты, а Голанские высоты – сирийскую часть высот, на подступах к Дамаску. Израильские войска изображают сирийскую армию, вторгающуюся в Израиль, против которых выстраивается ЦАХАЛ. Тененбойм проводил большую часть времени в бункере верховного командования возле Цфата, и управлял оттуда, с помощью современных систем, огневой мощью сражающихся сил. Тененбойм был ответственен за планирование и разработку значительной части учений. Начальником оперативного отдела армейского управления учений был полковник запаса Моше Коэн: "Эльханан принимал участие в планировании, организации и управлением учениями. Полное участие, то есть он был в центре командного звена".

"Как только я услышал, что это он, я был в состоянии шока. Как будто я получил удар в живот. Знание этой информации противником это необратимый ущерб, сильнее, чем ущерб, нанесенный Ваануну".

У Коэна нет сомнений, что Тененбойм передал противнику информацию, нанесшую тяжелый ущерб безопасности государства. Коэн говорит о секретной системе вооружений, применением которой занимался Тененбойм: "ЦАХАЛ приложил огромные усилия к разработке и производству современных систем вооружений, и эти усилия пропали даром".

Секрет, ради которого так хотели вернуть Тененбойма домой, это важнейшая израильская система вооружений, которая должна принять участие в будущей войне. В системе безопасности сразу же поняли, что если Тененбойм передал то, что знал о проекте, своим похитителям, то ущерб составляет сотни миллионов, и даже тогда непонятно, можно ли его исправить. В армии сильно давили на премьер-министра для возвращения Тененбойма домой, чтобы понять, что именно он рассказал в подвалах Хизбаллы. Ариэль Шарон убедился, и с того момента повел на редкость решительную линию для проведения сделки с обменом пленными в жизнь".
...
"ШАБАК считает, что на последних допросах, после подписания договора о следствии (полная амнистия в обмен на полную информацию о совершенных преступлениях и переданной информации, при условии, что секретная система вооружений не раскрыта), Тененбойм сказал правду. ШАБАК принял его версию, что система осталась секретной. Другие, как в армии, так и в Моссаде и в полиции, не принимают этой версии. Есть данные, говорят они, что сведения о секретном проекте попали к разведывательным органам враждебного арабского государства.

Лица, причастные к следствию, намекают, что мы имеем дело с сокрытием правды. История с Тененбоймом это продолжающаяся депрессия для израильской разведки – колоссальный провал в ограничении доступа к информации первостепенной секретности для человека с проблемным профилем. Всё это, заявляется, привело к страстному желанию оборонных ведомств прикрыть эту историю и убрать её от глаз общественности".

Другой вариант статьи, укороченный, но с расширенным интервью Моше Коэна (в фильм вошла часть), здесь (иврит).

Второй отрывок: из статьи "Глушитель", посвященной заведующему безопасностью министерства обороны Яхиэлю Хореву. Статья очень интересна сама по себе, как и описываемая фигура, но тут приведен только короткий отрывок, касающийся Тененбойма.

"Глушитель"
Ронен Бергман, Гиль Мельцер, "Едиот Ахронот", "7 Ямим", 6.8.2004

"Один из самых больших секретов Израиля – ради которого стоило заплатить огромную цену за возвращение Эльханана Тененбойма домой одним куском, только чтобы он не раскрыл его Хизбалле – раскрылся случайно, обмолвкой работника оборонной промышленности в интервью зарубежному изданию. Это издание легко может попасть на стол любого сирийского или иранского офицера разведки. Высокопоставленный работник, правда, давал интервью с разрешения своего начальства, как часть PR-кампании своего оборонного предприятия, но предоставленные им данные могли нанести Израилю неоценимый ущерб.

Учитывая громадные усилия, приложенные в последние годы оборонными ведомствами для сохранения этого секрета, расследование заведующего безопасностью в министерстве обороны, МАЛЬМАБ (мемунэ аль а-битахон бэ мисрад а-битахон), было только делом времени. Глава МАЛЬМАБа, не кто иной как Яхиэль Хорев, неоднократно демонстрировал, насколько тяжела его рука, когда дело касается раскрывателей секретов и виновных в утечках, даже если они внесли большой вклад в обороноспособность Израиля. Информация об этом случае действительно поступила в отдел расследований МАЛЬМАБа, но там следствие остановилось. Официальная причина: вышеуказанный работник заявил, что его слова были вырваны из контекста, и что ему было приписано то, чего он не говорил. Но проверка "7 ямим" установила, что этот работник является родственником Яхиэля Хорева, который знал о его приеме на эту работу, и по одному из заявлений даже горячо его рекомендовал (это отрицается работником и Хоревом).

Министерство обороны в своем ответе на запрос заявляет, что нельзя сравнивать серьезные дела, которыми занимается Хорев, с этой историей, что Хорев не закрыл следствие, что это было частной инициативой одного из его людей, начальника направления по имени Бенци, и что вообще не ясно, что работник раскрыл в интервью государственный секрет.

Не ясно, что раскрыл государственный секрет? Мы перевели это интервью из зарубежного издания, и послали, как наш собственный материал, в военную цензуру. Интервью вернулось с секретом, вычеркнутым жирной чертой. Даже имя родственника, раскрытое в интервью, было зачеркнуто. Цензура, выясняется, не видит тут никакой неопределенности. Для неё тайна, раскрытая родственником Хорева, до сих пор является строгим секретом".

Возникающие вопросы:

1) По логике вещей, на человеке, находящемся в плену три года (кто-то скажет и три дня), можно ставить крест в плане надежности. Заранее принять как вводную, что он всё рассказал, и действовать в соответствии. С другой стороны, можно понять надежду органов на то, что всё-таки не рассказал, тогда не нужно тратить огромные ресурсы на переделку планов и параметры систем. Вопрос, стоит ли платить такую цену за надежду, которая всё равно на сто процентов не воплотится в жизнь.
2) Если есть какие-то шансы на то, что он молчал, то эти статьи проливают много лишнего света на то, что он знал. Является ли это пробиванием сквозь злобную цензуру, или сливом дезы? Варианты: намеренное раздувание сказанного Тененбоймом так, чтобы получить пользу от учитывания противником этой информации, пусть готовится к чему-то страшному, чего на самом деле особо и нет, и тратит на подготовку деньги, или пыль в глаза народу, то есть сокрытие истинных причин обмена под личиной спасения важной информации, или комбинированный вариант "и своим соврем, и врага напугаем", или банальное желание прикрыть уже наконец позорную историю, особенно момент "договора со следствием", о чем говорит Бергман, и тогда информация эта - лишняя, просто Бергман опять проявляет свою излишнюю профессиональную любовь к жареному. Так как большинство мотивов в таких историях сводятся к глупости, а не к хитроумности, я склоняюсь к последнему.
3) Каких вершин всё-таки достигает бардак в Израиле вообще и в оборонных кругах в частности? Впрочем, это уже вопрос риторический.

Дополнительная информация к размышлению по теме: http://www.livejournal.com/users/david_2/2004/05/24/
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 11 comments