Давид (david_2) wrote,
Давид
david_2

Categories:

"А если бы у него был короткоствол, всё могло сложиться иначе"

Архив АОИ, дело 27-636/1956:


"Посольство Израиля
Вашингтон
Атташе Армии Обороны Израиля

Лично

№ 12/11/а
29 января 1954

Кому:
Генерал-лейтенант Моше Даян
НГШ


Моше, здравствуй,
...
На этой неделе я вернулся из визита в Доминиканскую республику с закупщиками. Мы ездили туда по приглашению доминиканской военной промышленности как ее гости. Было сюрпризом увидеть военную промышленность, созданную там за последние четыре года венгерским евреем (гением производства), который, кстати, в свое время предлагал свои услуги на эту должность в Израиле. Промышленность, которая гораздо меньше нашей ТААС, производит сегодня винтовку Маузер (около 6000 в месяц), автоматическую винтовку типа Кристобаль 0.30 и пулемет 0.50. Также они производят боеприпасы для этого оружия, и кроме того создали химическую промышленность, производящую взрывчатые вещества разных типов в значительном количестве. Кроме всего перечисленного, доминиканская армия имеет около 20 тысяч винтовок Маузер 7.92 (нашего образца) и около 30 тысяч винтовок 7 мм, которые они готовы заменить на 7.92 мм. Цены, которые они предложили, слишком высокие, но, по моему мнению, их можно будет снизить. Мы запросили образцы всего, что было предложено, и когда они прибудут в Израиль – вы сможете решить.

Кристобаль (автоматическая винтовка) произвел на меня очень хорошее впечатление. Действие механическое, а не газовое, и почти без отдачи. Мне известно, что американские оружейники считают, что это одна из самых удачных автоматических винтовок во всем мире.

Требуемая цена – 100 долларов за винтовку - слишком высокая, но я полагаю, что ее можно будет снизить. По-моему, это требует основательной и серьезной проверки, и если мы заинтересованы его купить – я бы рекомендовал этот тип.

Разумеется, я напишу полный отчет о визите, но пока я хотел, чтобы ты знал об этих очень серьезных возможностях.

Я позволю себе вернуться к моему предложению несколько лет назад, что нам нужно принципиально решить перейти на более принятый калибр, чем 7.92. Вопрос стал более срочным в последнее время в свете британского решения принять бельгийскую винтовку. Разумеется, мы не сможем себе позволить заменить одновременно всё легкое оружие, но если мы примем принципиальное решение и подготовим план на долгий период (10 лет), можно будет произвести замену постепенно и выйти из одиночества нашего калибра. По-моему, это важно и из-за возможностей закупки, и из-за того, что ТААС сегодня производит калибр, у которого нет экспортного рынка. Хотя мы и предложили три года назад американцам, чтобы они заменили всё наше легкое оружие, но если бы мы вместо того, чтобы ждать их ответа, начали менять калибр, мы бы до сегодняшнего дня прошли львиную долю пути.
...
Привет и всего хорошего,
Х. Герцог – полковник
Атташе АОИ"


"Секретно

[] февраля 1954
1392-44/51

Кому:
Полковник Герцог
Атташе АОИ в Вашингтоне

...
Насчет автоматической винтовки типа Кристобаль, мы здесь тоже проявили большой интерес к поступившим к нам сведениям об этом оружии, и мы намерены заказать несколько образцов оружия этого типа (видимо бельгийского -30-), для практических испытаний у нас.
...
Моше Даян – генерал-лейтенант
Начальник генерального штаба"



"Венгерский еврей, гений производства" это Шандор Ковач. Инженер-механик и энергичный предприниматель, работал в Вене и Будапеште, в 1938 сбежал из Европы, во время второй мировой работал в оружейной промышленности в Индии, потом уехал в Америку, в 1947 попал в Доминиканскую республику и начал работать в корпорации "Эспаньола".

Корпорацию возглавлял Генри Хелфант – в гражданскую войну в Испании он был румынским торговым атташе в Мадриде, вторую мировую провел в Чили, в 1946 приехал в Доминиканскую республику и сразу же засыпал президента Трухильо грандиозными прожектами. Прежде всего он написал книгу, прославляющую гуманитарную политику Трухильо по приему беженцев, затем предложил выпускать миллионными тиражами на всю Латинскую Америку журнал, который будет конкурировать с "Ридерз дайджест", потом обещал привезти многотысячную югославскую эмиграцию во главе с царем Петром II, якобы его личным другом, и с вывезенными из Югославии капиталами, а в 1947 создал корпорацию "Эспаньола" с задачей индустриализации страны.

Первый крупный проект корпорации, в виде фабрики по выпуску застежек-молний в городе Сан Кристобаль, провалился – недельная продукция фабрики превысила годовой спрос всех Карибских стран. Поэтому Хелфанта уволили, и на его место назначили недавно приехавшего Ковача. Он решил индустриализовать Доминиканскую республику другим путем и в начале 1948 предложил Трухильо создать оружейный завод, который будет работать и для местной армии, и на экспорт. Кроме экономических, имелись и политические резоны: отношения Трухильо с США на тот момент были не самыми лучшими, и они периодически отказывались продавать ему оружие. Трухильо принял предложение с энтузиазмом.

Ковач собрал группу в основном венгерских, а также немецких, итальянских и румынских эмигрантов - инженеров, администраторов, генералов и полковников венгерской армии, технических специалистов и руководителей военной промышленности Венгрии, закупил в Европе оборудование и развернул большую производственную деятельность. Завод "Сан Кристобаль", открытый на месте бывшей фабрики молний, выпускал Маузеры, Беретты, пулеметы, минометы, зенитные и артиллерийские орудия, боеприпасы различных калибров и взрывчатые вещества. При заводе работало и гражданское производство, выпускавшее товары от кроватей и сейфов до кондиционеров и садового инструмента. За вклад в индустриализацию и оборону страны Ковач получил от Трухильо почетное гражданство, генеральский чин, потому что начальнику военной промышленности не положено быть штатским, и все высшие ордена Доминиканской республики.

Одним из венгерских эмигрантов был конструктор-оружейник Пал Кирай. Он работал в Швейцарии на фирме SIG и в Венгрии на фирме "Данувия" , создал собственную оригинальную систему полусвободного затвора, по окончании второй мировой сбежал на Запад и в 1948 добрался до Доминиканской республики, прямиком на "Сан Кристобаль". Там он вскоре разработал автоматический карабин Кристобаль с довольно необычными характеристиками, на основе своего пистолет-пулемета 39М и Беретты М1938. Карабин выпускался в больших количествах до середины 60-ых, в разных модификациях, до 90-ых был на вооружении доминиканской армии, а также поставлялся на Кубу и в Колумбию.

Профессор Доминго Лилон в книге "Оружие и власть: венгры и арсенал Сан Кристобаль" (исследователь необычной темы тоже необычный: уроженец Доминиканской республики, наполовину доминиканец, наполовину китаец, учился в Киеве, докторат делал в Венгрии, там женился и остался жить, профессор, занимается Латинской Америкой – кому же еще исследовать роль венгров в истории Доминиканы) описывает попытки продать карабины Кристобаль и другим странам Латинской Америки, а также США, Индии, Индонезии и Израилю. В частности, он пишет, что Ковач требовал у израильской делегации по 150 долларов за карабин, в случае заказа на 40-50 тысяч штук соглашался на 100, и предупредил своих подчиненных вести себя так, будто они вообще не заинтересованы в продаже и делают израильтянам одолжение, а израильтяне настаивали на 80 долларах.

А помощник Ковача Альфред Форширм в своих мемуарах "От свастик к пальмам" (его богатая биография началась в Австрии, затем были Бельгия, Франция, снова Бельгия, арест гестапо, побег, Швейцария, воевал в итальянском партизанском отряде, потом в составе 82-й десантной дивизии армии США, оккупационные войска в Берлине, Нью-Йорк, Доминиканская республика, Венесуэла, снова Доминиканская республика, помощник начальника военной промышленности, майор, секретарь комиссии по атомной энергии, делегат при ООН и МАГАТЭ, генеральный консул в Антверпене, посланник Доминиканской республики в Брюсселе, директор и президент различных коммерческих компаний, основатель израильско-доминиканской торговой палаты, директор управления в МИД, посол по особым поручениям) писал о визите израильской делегации следующее:

"Когда израильтяне прибыли в Доминиканскую республику, они выразили интерес приобрести карабины Кристобаль, но мы не смогли договориться о цене, потому что Трухильо хотел получить такую же высокую цену, как с колумбийцев. Я цеплялся за сделку, доказывая, что в случае возможной арабо-израильской войны оружие станет известно широкой публике, и мы на этом заработаем. Но я не преуспел, и Герцог с делегацией уехали, не совершив покупку".



Если план Форширма протолкнуть Кристобаль, засветить его на войне и получить профит вообще имел какие-то шансы в Израиле, то как раз в начале 1954 был подходящий момент. Даян и Герцог проявляли не праздный интерес: АОИ хотела уйти от Маузера 7.92, с которым она жила с 1948, и Герцог был не единственный, кто давно предлагал "выйти из одиночества нашего калибра". Кроме того, магазинный Маузер был анахронизмом, нужна была хотя бы самозарядка, и неотъемный магазин на пять патронов тоже был пережитком прошлого. Это в плане винтовок, а в плане пистолет-пулеметов Стен тоже не отвечал требованиям, и ему давно ждали замену.

Вопрос откладывался, кроме прочего, по финансовым причинам – в начале 50-ых и государство, и армия затягивали пояса, из-за чего НГШ Ядин в 1952 подал в отставку, а его преемник Маклеф ограничил свою каденцию одним годом. Мешали и политические причины: после декларации трех держав в мае 1950 США, Британия и Франция ограничивали поставки оружия на Ближний Восток, опасаясь гонки вооружений. В 1951 на просьбу перевооружить АОИ американским стрелковым оружием США ответили отказом, вернее, долго тянули с ответом. Созданная в 1952 англо-американско-французская комиссия по координации вооружений на Ближнем Востоке (NEACC - Near East Arms Coordinating Committee) продолжала политику ограничения. Главным образом речь шла о тяжелом вооружении и авиации, но ограничивалось и стрелковое оружие.

Эта политика резко изменилась со стороны Франции только после того, как Насер поддержал алжирских повстанцев в 1954 и развернулся в сторону СССР, получив большие партии оружия из Чехословакии в 1955. В ответ Франция начала массово поставлять оружие в Израиль с начала 1956, а после национализации Египтом Суэцкого канала в отношениях Израиля с Францией наступил полный расцвет. Британия, несмотря на участие в "тройственной агрессии", была гораздо сдержанней, а США продолжали весьма прохладно относиться к поставкам оружия Израилю до начала 60-ых.

Но это было потом, а пока с оружием было сложно. В 1952 Израиль закупил 20 тысяч Маузеров 7.92 немецкого производства в Италии, в ожидании положительного американского ответа, но бесконечно ждать было нельзя. В 1953 купили 20 тысяч Маузеров 7.92 в Бельгии и 110 тысяч в основном неисправных Маузеров разных моделей в Испании для покрытия немедленных нужд. К 1954 вопрос перевооружения встал уже ребром. Так как перспективы были всё еще неясны, а потребность в оружии не исчезала, в ходе визита в Доминиканскую республику Герцог интересовался и местными Маузерами, которые должны были быть дешевле европейских. Но Ковач и там придумывал хитрые комбинации с покупкой бразильских 7-мм Маузеров через управление иностранной помощи в Пентагоне, перестволиванием их на 7.92 на своем заводе и продажей Израилю по завышенной цене, и с доминиканскими Маузерами тоже ничего не вышло. И в мае 1954 Герцог снова подал американцам запрос на поставку Гарандов, без особой надежды, и снова пришел отказ.

В 1953 в АОИ прошли основные испытания пистолет-пулемета Узи (сравнительные испытания провели еще в 1950, но финансовые причины затянули полевые испытания из-за несогласия о размере партии), весной 1954 вышел заказ на первую предсерийную партию для окончательных испытаний. В том же году ТААС прекратила производство Стенов. Серийные поставки Узи в войска начались в 1955, сначала десантникам на замену Томпсонам и MP-40, а потом всем остальным на замену Стенам. Параллельно в конце 1953 делегация АОИ ознакомилась в Бельгии с автоматической винтовкой FN FAL, которая должна была стать стандартным оружием НАТО под единый натовский патрон 7.62х51 мм. Затем долгие проверки, размышления, испытания и переговоры, сделку заключили только в конце 1955 под бдительным оком комиссии NEACC, и в начале 1956 FN FAL стали поступать в АОИ. Одновременно в начале 1956 приступили к перестволиванию Маузеров АОИ на калибр 7.62, подготовительные работы ТААС провела в конце 1955. Всё это вместе закрыло позиции и винтовок, и самозарядных винтовок (в Израиле, как во многих других странах, FN FAL долгое время были в основном в самозарядном варианте), и пистолет-пулеметов АОИ до начала 70-ых.



Короче, "вчера было рано, завтра будет поздно". Практической поворотной точкой после периода раскачивания было именно начало 1954. Какие реальные шансы были у Кристобаля попасть в эту волну перевооружения? Даже если технические характеристики сами по себе удовлетворительные, этого еще недостаточно. Кристобаль вообще странное оружие неясного класса, автоматический карабин с конструкцией ближе к пистолет-пулемету. Впрочем, для принятия на вооружение важнее не это, а ниша боевого применения. АОИ требовались самозарядная винтовка и пистолет-пулемет. Автоматический карабин сюда вписывался плохо, мысль о том, что на современном этапе уже необходим автомат, укоренилась в АОИ только к концу 60-ых. Кристобаль также не давал ни импортных, ни экспортных преимуществ, это не местный патент, как Узи, и не мировая фирма и натовский стандарт, как FN. И его патрон .30 Carbine тоже был неперспективным. Теоретически можно было выпускать его под 7.62х51 мм, и в 60-ых "Сан Кристобаль" произвел такую опытную серию, но это было позже, и конструкция Кристобаля изначально вообще не предназначалась под патрон такой мощности. Поэтому по всем этим параметрам принимать Кристобаль как массовое оружие причин не было.

Но найти какую-то более узкую нишу ему при желании могли, ведь в середине 50-ых американские карабины М1 под тот же патрон использовались в АОИ в небольшом числе. Массово они появились в Израиле только в 1974, когда их закупили для созданной народной дружины, но до конца 50-ых они еще встречались, а потом практически сошли на нет из-за редкого патрона и стандартизации. И если бы продавцы мыслили широко, как предлагал Форширм, то хотя бы установочную партию Кристобалей впихнуть было теоретически возможно, пока решение по FN FAL еще не приняли, а Узи еще не пустили в серию. Особенно если бы их дали вообще бесплатно, это бы, конечно, повысило шансы в тот безденежный момент. За низкую цену могли бы смириться и с разномастностью, с которой в принципе боролись. Потом бы от Кристобалей все равно отказались, но до Синайской кампании 1956 они бы дожили.

Однако это если бы да кабы и прочие фантазии, а в реальности на синайских фотографиях широко засветился Узи. Первый экспортный заказ был получен от голландцев еще до войны, в июне 1956, после победы на голландском конкурсе в 1955. Но всемирную славу Узи обрел на Синае, после чего началось его триумфальное шествие по миру, миллионы проданных экземпляров в десятки стран, лицензионные и нелицензионные копии. Конечно, Узи бы в любом случае был фаворитом, но Кристобаль тоже мог появиться на фотографиях хотя бы кое-где. Если бы.

Но Ковач забыл правило "не думай, что ты самый умный, тут все евреи", и Трухильо тоже зря пытался учить евреев коммерции. И после Синайской кампании уже Израиль продавал оружие Доминиканской республике, а не наоборот.



В общем, сделка не состоялась, и в результате самым известным пользователем карабина Кристобаль стал Че Гевара. А мог бы стать – его брат Ариэль Шарон.



Черный берет и карабин Кристобаль Че Гевары (справа), шляпа и модифицированный до неузнаваемости карабин М1 либо М2 Камило Сьенфуэгоса (слева) в Музее Революции, Гавана.
(Интересно, что вообще фотографий барбудос с Кристобалями много, но никаких известных фотографий именно этих героев с этими музейными образцами нет, они везде с обычными карабинами М2, Томпсонами либо FN FAL, и даже на диораме рядом с этим музейным стендом они оба с карабинами М2. Но стенд – вот такой)
.



Карабин Кристобаль в Музее истории АОИ, Тель-Авив.
Subscribe

  • "Угар нэпа, нет того энтузиазма"

    В прошлом году мы говорили о том, что 646-я резервная десантная бригада в связи с переходом из 252-й дивизии ЮВО в новую "много-театровую" 99-ю…

  • "Вооруженным глазом"

    Как я писал в статье про генерала Джейкоба, "фотографии с церемонии подписания акта о капитуляции стали самым растиражированным визуальным образом…

  • «Генерал Джейкоб – еврей на службе Индии»

    «Но мы еще дойдем до Ганга, но мы еще умрем в боях, чтоб от Японии до Англии сияла Родина моя» — Ближний Восток, Дальний Восток, пустыни, джунгли,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 55 comments

  • "Угар нэпа, нет того энтузиазма"

    В прошлом году мы говорили о том, что 646-я резервная десантная бригада в связи с переходом из 252-й дивизии ЮВО в новую "много-театровую" 99-ю…

  • "Вооруженным глазом"

    Как я писал в статье про генерала Джейкоба, "фотографии с церемонии подписания акта о капитуляции стали самым растиражированным визуальным образом…

  • «Генерал Джейкоб – еврей на службе Индии»

    «Но мы еще дойдем до Ганга, но мы еще умрем в боях, чтоб от Японии до Англии сияла Родина моя» — Ближний Восток, Дальний Восток, пустыни, джунгли,…