Давид (david_2) wrote,
Давид
david_2

Categories:

«Научить сынов Африки лёту: авиационная помощь Гане и Уганде, 1958-1967» - часть V


Часть I: http://david-2.livejournal.com/369886.html
Часть II: http://david-2.livejournal.com/370035.html
Часть III: http://david-2.livejournal.com/370380.html
Часть IV: http://david-2.livejournal.com/370620.html




«Плевок в лицо»

Смыслом израильской помощи угандийским ВВС было обучение угандийского летного и наземного состава для организации и повседневной работы строящихся военно-воздушных сил. Как было сделано в Гане, группа начала процесс отбора претендентов на летный курс по известным критериям: психометрические экзамены, медицинские проверки и уровень образования. 23 претендента были признаны годными, и они прошли в декабре 1964 нечто вроде «пред-подготовительного» курса на самолетах Пайпер на базе Джинджа, недалеко от Энтеббе. В ходе этого курса курсанты прошли курс молодого бойца, длившийся три месяца. По окончании этих этапов осталось 15 курсантов для дальнейшего обучения.

Параллельно с этим, в течение ноября в Энтеббе начался курс дальнейшего обучения на самолетах Фуга для троих из четверых летчиков, обученных в Израиле на пилотов связи и разведки (один был признан неподходящим для пилотирования реактивного самолета). Перед сольными полетами курсанты прошли также повторные уроки по наземным дисциплинам и по приборам. В начале курса Явне был недоволен уровнем угандийцев: «В плане летной техники они довольно неплохи, и они уже сажают самолет самостоятельно, но что касается мышления в воздухе, и особенно полета в облаках... начинают появляться трудности».78 Несмотря на это, в январе 1965 трое летчиков приступили к аэробатическим фигурам и полетам по ориентированию.79 После выполнения сольных полетов в рамках тренировок, 7 января 1965 состоялись и официальные сольные полеты в присутствии премьер-министра Уганды.80



Первое соло угандийских курсантов, начало 1965. Стоят слева направо: премьер-министр Уганды Милтон Оботе, израильский посол Михаэль Михаэль, НГШ армии Уганды бригадир Ополот, командир миссии ВВС подполковник Ицхак Явне, военные и телохранители и майор Зеэв Шарон.


Боевые действия не входили в запланированные задачи израильской группы в Уганде, и тем не менее группа была задействована в боевом задании. В ответ на угандийскую помощь повстанцам в Конго (Заир), 13 февраля 1965 военный самолет из Конго проник в Уганду и бомбил две деревни вблизи границы.81 Угандийцы попросили начальника миссии АОИ полковника Шахама послать два вооруженных пулеметами самолета Фуга, пилотируемых израильтянами, для бомбежки целей в Конго. Однако из-за нежелания вредить отношениям Израиля с Конго и опасения перед реакцией США (которые тоже участвовали в происходившем там) Шахам ответил на просьбу Уганды отказом. В конце концов, чтобы задобрить угандийцев, был найден компромисс: 18 февраля подполковник Ицхак Явне и капитан Ури Шаани пролетели на невооруженных самолетах Фуга на малой высоте вдоль границы Конго и провели несколько пикирований для устрашения.82 Вследствие этой операции начальник подразделения внешних сношений министерства обороны полковник Нахман Карни приказал: «Израильская группа не будет выполнять никаких полетов, кроме следующих: учебные, административные, транспортные и спасательные полеты не над районами напряженности».83



Четверка угандийских самолетов Фуга Магистр летит в строю над Белым Нилом.


Израильская группа продолжила обучение. До середины 1966 должно было закончиться – согласно плану Явне от января 1965 – обучение трех инструкторов, шести пилотов Фуги и четырех пилотов Дакоты; еще десять летчиков должны были находиться на завершающем этапе дальнейшего курса и транспортного курса.84 Но на деле до апреля 1967 на самолетах Фуга было обучено только три летчика, прошедших курс связи и разведки в Израиле, один курсант был на начальном курсе, и еще пять механиков обучены по ходу работы. Главной причиной разницы между планом и выполнением был внезапный и неожиданный перевод летных курсантов (закончивших подготовительный курс) и курсантов-механиков, в июле 1965, из Уганды в Чехословакию. Командующий ВВС генерал-майор Эзер Вайцман видел в этом поступке «плевок в лицо», как он выразился на совещании генштаба 9 августа. НГШ генерал-лейтенант Ицхак Рабин сказал на этом совещании:

«Надо подстроить наши понятия под понятия данной страны или не заниматься этим. Так как АОИ занимается не только проверкой честности и эффективности угандийцев в авиационной области, мы устроили англичанам трюк так же, как чехи устроили трюк нам... В Африке это война за влияние, и можно заниматься сантиментами, но надо заниматься и ходами».

Задним числом выяснилось, что правительство Уганды перевело курсантов в Чехословакию по чисто экономическим мотивам: чехи выразили готовность финансировать курсы. В отличие от случая в Гане, тут не было сигнала израильтянам, что их присутствие нежелательно.85 Наоборот, были ясные признаки, что угандийцы заинтересованы в продолжении израильской помощи их ВВС: в конце декабря того года командование угандийской армии попросило подполковника Мати Каспита* - назначенного в августе 1965 начальником группы ВВС в Уганде – подготовить план, где будет расписана бюджетная стоимость организации ВВС из четырех эскадрилий: транспортная, учебная и две боевые.86

* Каспит служил на инструкторских должностях в летной школе и был заместителем командира школы и одновременно главным инструктором, а затем возглавлял сектор, ответственный за учебную деятельность в Уганде, в учебном управлении ВВС, он занимал эту должность восемь месяцев до назначения командиром группы ВВС в Уганде. Подполковник Амнон А-Ливни сменил его в начале 1967.


Навстречу повороту

В феврале 1966, после жесткой критики его режима в угандийском парламенте, премьер-министр Оботе произвел переворот, отменил конституцию 1962-го года, назначил себя президентом и сосредоточил в своих руках все властные полномочия. После переворота он решил усилить свою армию в целом и ВВС в частности, и выделил для этого значительный бюджет. В апреле 1966 Оботе назначил полковника Иди Амина, который прошел часть своего военного обучения в Израиле, командующим и армией, и ВВС.87

Эти изменения, и, видимо, также упрочнение связей между Израилем и Угандой (которое выразилось в визите премьер-министра Израиля, Леви Эшколя, в Уганду в июне 1966) были причинами для начала новой эпохи в работе израильской группы в Уганде: если в августе 1964 группа насчитывала 19 человек (четыре летчика и 15 техников) и всего четыре самолета Пайпер, то в июне 1966 число самолетов достигло 19, и число летчиков тоже выросло.

Через месяц после визита Эшколя началась большая кампания по призыву в угандийские ВВС. Израильская группа провела вступительные экзамены для претендентов на летный курс, и он начался весной 1967 в Энтеббе. Это был первый летный курс, проводимый от начала и до конца в Уганде. 12 пилотов Пайперов успешно закончили первичное обучение; семеро продолжили и закончили дальнейший курс на самолетах Фуга, и пятеро были обучены как пилоты связи и разведки. Параллельно в октябре 1966 с праздничной церемонией была открыта техническая школа ВВС Уганды в Катаби, возле Энтеббе.88



Угандийских курсантов тоже обливали по завершении сольного полета. В том числе обливал и сын технического офицера Гилеля Пеледа.


Кроме инструктирования, израильская группа занималась с августа 1966 и другими задачами, прежде всего обучением угандийцев применению самолетов для содействия наземным силам. Израильская группа со своими самолетами развернулась на пехотной базе Гулу на севере страны, и провела учения со стрельбой на самолетах Фуга и воздушную рекогносцировку с армейскими командирами над наземными частями.89 Также было проведено несколько транспортных полетов: доставка президента Оботе в район учений, перевозка пассажиров в деревню Аруга на свадьбу полковника Иди Амина, и парадный полет над торжественным построением по окончании учений, в присутствии президента страны.90

В декабре 1966 произошла еще одна подвижка: наконец-то был назначен командующий ВВС Уганды. Этот офицер, майор Джума Муса, работал в постоянной координации с Каспитом.91 Кроме того, в начале лета 1967 в Уганду вернулись 35 техников, обученных в Чехословакии; они стали техническим ядром ВВС Уганды, и с этого момента стало возможным приобретение самолетов без надобности в добавке израильских техников.92


Связи с Израилем

Из-за скорости принятия решения о самом предоставлении военной и авиационной помощи Уганде с одной стороны, и скорости, с которой началась работа, с использованием прекращения работы в Танганьике, с другой стороны – не были четко определены рабочие отношения между различными организациями, участвовавшими в предоставлении помощи (в отличие от Ганы, где еще до начала работы были определены сферы ответственности участников).

Ответственность за военную помощь странам Африки несло подразделение иностранной помощи в министерстве обороны. Это подразделение придавало большое значение работе ВВС в Уганде, в надежде, что успех этого проекта улучшит международное положение Израиля. Начальник миссии АОИ в Уганде подчинялся этому подразделению, а начальник группы ВВС подчинялся ему в командном плане; в профессиональном плане он подчинялся учебному управлению ВВС.

С другой стороны, деятельность группы ВВС в Уганде не стояла высоко в списке приоритетов ВВС. Эта разница в оценке важности работы, а также удаленность группы от Израиля и трудности с постоянной связью приводили к многочисленным недопониманиям и напряженности. Надо специально подчеркнуть, что авиационная профессиональная организация, ответственная за содействие Уганде, учебное управление ВВС, неверно оценивало возможности израильтян на месте решать все возникающие вопросы по своему усмотрению. Шахам, в отличие от учебного управления, полагал, что разделение ответственности понятно: ответственный угандийский министр решает в области политики, а начальник миссии АОИ решает текущие вопросы на месте, советуясь с командиром группы ВВС. Шахам подчеркивал, иногда в резкой форме, что учебное управление не должно навязывать свои решения миссии в Уганде. Так, например, написал Шахам Газиту 2 ноября 1964: «а) Либо вы переоцениваете наши силы и возможности в Уганде. б) Либо кто-то передал вам ошибочную информацию. в) Либо вы ударились головой».93

Эти разногласия выражались в вопросе увеличения группы в Уганде по требованию учебного управления, которое хотело добавить (согласно принятым в ВВС стандартам) пять человек для обслуживания шести самолетов Фуга и бортрадиста для самолетов Дакота.94 Начальник группы ВВС возражал, и написал, что «большое число людей не заменит подходящих специалистов».95 Шахам, понимавший большие сложности, связанные с увеличением личного состава, тоже возражал против этого требования, и в результате дополнительные люди действительно не прибыли. Это было только одно из выражений напряженности между миссией в Уганде и штабом ВВС. Члены группы ВВС в Уганде заявляли, что учебное управление не занимается должным образом их просьбами, с нужной скоростью и вниманием, а учебное управление со своей стороны заявляло, что требования, поступающие от группы, слишком общие и недостаточно подробные.96

Сложности связи особенно выделялись во всем, что касалось поставок снаряжения для самолетов, несмотря на то, что раз в две недели в аэропорт Энтеббе прилетал самолет «Анак» ВВС, нагруженный снаряжением. Важность доставки снаряжения и связанные с этим проблемы Вайцман представил на совещании генштаба уже в январе 1965:

«Здесь [в Уганде] есть шанс сделать что-то продуктивное. Но здесь [в Израиле] есть проблемы снабжения, финансовые и складские... Насчет шести Фуг и четырех Пайперов, надо позаботиться о запчастях для них, а не как это в Израиле, потому что если что-то не будет работать – мы закончили с Африкой».97

Однако разрыв между желаемым и реальным был большим. Через месяц после этих слов Вайцмана Явне сообщил о серьезных проблемах со снаряжением. Он пожаловался на то, что на его обращения не ответили, и особенно на то, что прибывшее снаряжение не отвечало его требованиям, либо не было в требуемых количествах, либо большая его часть прибыла в плохом и даже неисправном состоянии.98

Недостатки, обнаруженные в снаряжении, мешали нормальному обслуживанию самолетов. Более того, это положение породило сложную проблему «лояльности» для миссии ВВС. Согласно договору, подписанному правительствами Израиля и Уганды, Уганда обязывалась платить за всё посланное ей снаряжение и за ремонты, производимые в Израиле. Угандийцы сообщили, что примут к оплате поданные им счета после их утверждения группой ВВС на месте. И действительно, иногда – из-за несуразных запрошенных цен на частично подержанное, либо вовсе неисправное снаряжение – члены группы ВВС отказывались утверждать счета, и угандийцы отказывались по ним платить.99

Из-за многочисленных проблем со снаряжением в марте 1965 было решено, что майор Гилель Пелед, технический офицер группы в Уганде, выедет в Израиль для проверки проблемы вместе с ответственными лицами в Израиле и ее решения. Пелед встретился со многими людьми в штабе ВВС, и даже с командующим ВВС; также он посетил летную школу, министерство обороны и Авиационную Промышленность. В своем отчете Пелед отметил, что важность визита была в самом изучении взаимных трудностей. Пелед заключил, что, с одной стороны, группа должна проявить терпение:

«Даже когда наши требования справедливы, температура у нас поднимается, следует изменить стиль наших писем, даже когда изменение не связано с изменением содержания... Мне ясно, что одна из трудностей с работой здесь происходит из того, что люди чувствуют себя задетыми».

С другой стороны, утверждал он, штабные структуры должны отвечать на все обращения и сообщать группе о своей деятельности, или короче: «держать нас в курсе».100 И действительно, в ходе визита Пеледа была разработана процедура по обработке запросов группы ВВС в Уганде. Насчет же самой сложной проблемы, посылки старого снаряжения, были определены более строгие инструкции по записи и отслеживанию снаряжения, находящегося на складах в Уганде, и по оповещению ответственных лиц в Израиле.

Также были предприняты шаги по увеличению эффективности перевозки снаряжения в Уганду. Так как Авиационная Промышленность была коммерческой организацией с большим опытом в доставке снаряжения, ей была передана ответственность за поставку запчастей для самолетов Фуга и Дакота, а также за учебное оборудование. Кроме того, было решено, что цена военного снаряжения будет по-прежнему определяться штабом ВВС, но если Пелед усомнится в предложенной цене, ответственность перейдет к начальнику 3-го сектора в техническом отделе, майору Ами Гову; а если цена будет подтверждена и «все еще будут политические сложности в его доставке, ответственность перейдет к начальнику миссии АОИ в Уганде».101



Один из двух самолетов Дакота, которые Израиль одолжил угандийским ВВС. Возле него один из четырех самолетов Пайпер, перелетевших из Танганьики.


Через несколько месяцев работы согласно такому распорядку выяснилось, что главная проблема осталась. Это было ясно и подполковнику Каспиту, который с вступлением в должность начальника группы ВВС в Уганде в августе 1965 продолжил заниматься теми же проблемами, с которыми он был знаком на своей предыдущей должности, как начальник сектора, ответственного за Уганду, в учебном управлении. 20 августа на специальном совещании, проведенном в Энтеббе, было решено, что в случае возражений против цены снаряжения, процесс будет идти как было установлено в марте – кроме последнего этапа: если после подтверждения 3-го сектора технического отдела авиагруппа будет возражать против стоимости снаряжения, начальник группы сможет вернуть снаряжение в Израиль, по своему усмотрению.102 Некоторое время спустя Пелед рассказывал, что из-за разногласий по вопросу цены он взвешивал возможность – посоветовавшись с начальником миссии полковником Шахамом – даже пожаловаться контролеру оборонных ведомств на плохую работу штаба ВВС в связи с Угандой.103

Эти попытки израильтян упорядочить проблемы со снаряжением не убедили угандийцев: в ноябре 1965 армия Уганды решила провести инспекцию на складе снаряжения, и начала переучет – до последнего предмета, сравнивая со счетами, представленными правительству Уганды.104 Еще один признак подозрений, которые эти разногласия пробудили в угандийцах, обнаружился в июне 1968, когда было подписано дополнительное соглашение между двумя государствами о продаже самолетов, запчастей и другого снаряжения. В отличие от предыдущего договора 1964-го года, новый договор точно определял качество требуемого снаряжения, его цену в долларах и условия поставки требуемых предметов.105


Окончание следует.



Примечания


78. Подполковник Явне, Кампала, начальнику авиа-5, «Месячный отчет», 2.12.64, архив АОИ 351/67/136.
79. Подполковник Явне, Кампала, начальнику авиа-5, «Месячный отчет», 10.2.65, архив АОИ 351/67/138.
80. Шахам Цельнеру, 7.1.65, Подполковник Явне, Кампала, начальнику авиа-5, «Месячный отчет», 2.12.64, архив АОИ 351/67/136.
81. Omara, op. cit., p. 71.
82. Полковник запаса Ицхак Явне, «Летный журнал», 18.2.65, архив ВВС.
83. Телеграмма Карни Шахаму, 4.3.65, Подполковник Явне, Кампала, начальнику авиа-5, «Месячный отчет», 2.12.64, архив АОИ 351/67/138.
84. “Flying Training Program, 1 January 1965 – 30 June 1966”, Uganda, Подполковник Явне, Кампала, начальнику авиа-5, «Месячный отчет», 2.12.64, архив АОИ 351/67/138.
85. Подполковник Каспит начальнику авиа-5, «Личный состав для группы ВВС в Уганде», 20.8.65, архив АОИ 1648/89/234; и. о. офицера Цви Тирош, Амос Гинор и подполковник Зеэв Башан начальнику подразделения внешних сношений и содействия в МО, «Передача ответственности по теме Уганды Авиационной Промышленности», 9.10.69, архив АОИ 1648/89/221; подполковник А-Ливни начальнику миссии АОИ в Уганде, «Двухнедельный отчет», номер 1, 20.9.67, архив АОИ 1648/89/221; интервью Шахама, там же; совещание ГШ, 9.8.65, архив АОИ 847/62/179.
86. Каспит начальнику авиа-5, «Трехмесячный отчет», 18.1.66, архив АОИ 1648/89/22.
87. Cornevin, op. cit., pp. 341-342; Omara-Ottunu, op, cit., pp. 72-74.
88. Каспит начальнику миссии АОИ в Уганде, «Недельный отчет», 14.2.67, архив АОИ 1648/89/222.
89. Каспит начальнику авиа-5, «Периодичный отчет группы ВВС Уганда», 6.12.66, архив АОИ 1648/89/222.
90. А-Ливни начальнику миссии АОИ в Уганде, «Двухнедельный отчет номер 1», 20.7.67, архив АОИ 1648/89/222.
91. Каспит начальнику миссии АОИ в Уганде, «Недельный отчет», 13.12.66 и 3.1.67, архив АОИ 1648/89/222.
92. А-Ливни начальнику миссии АОИ в Уганде, «Двухнедельный отчет номер 1», 20.7.67, архив АОИ 1648/89/222.
93. Шахам Карни и Газиту, 1.12.64, архив АОИ 351/67/135; интервью Шахама, там же.
94. Майор Каспит в авиа-5 Газиту, «Показательные стрельбы в Уганде», 4.1.65, архив АОИ 351/67/136.
95. Явне в Кампале начальнику тех-3, авиа-5, начальнику авиаотдела, «Подведение итогов визита Боба и прапорщика Рома», 29.12.64, архив АОИ 351/67/137.
96. Майор Гилель Пелед, заключение визита, март 1965, архив АОИ 351/67/138; майор Каспит Явне, Кампала, 31.10.64, архив АОИ 351/67/134.
97. Совещание ГШ, 7.12.64, архив АОИ 847/62/179.
98. Явне в Кампале в авиа-5, «Месячный отчет», январь 1965, архив АОИ 351/67/137.
99. Интервью автора с майором запаса Гилелем Пеледом, техническим офицером группы ВВС в Уганде с июля 1964 по ноябрь 1966, 15.5.90, архив ВВС.
100. Майор Гилель Пелед, заключение визита, там же.
101. Начальник тех-3 подполковнику Явне и майору Пеледу в Уганде, «Проблемы снаряжения в Уганде, итоги совещания», 8.3.65, архив АОИ 351/67/138.
102. Каспит в Уганде полковнику Бар-Северу и другим, «Итоги совещания по теме счетов и цен на снаряжение для ВВС Уганды», 20.8.65, архив АОИ 1648/89/231.
103. Интервью Пеледа, там же.
104. Начальник тех-3 начальнику миссии АОИ в Уганде, «Итоги совещания по теме снаряжения», 9.10.65, архив АОИ 1648/89/233.
105. “Agreement between the Government of Uganda and the Government of Israel”, 20.6.68, архив АОИ 1648/89/223.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments