Давид (david_2) wrote,
Давид
david_2

Categories:

«Научить сынов Африки лёту: авиационная помощь Гане и Уганде, 1958-1967» - часть II


Часть I: http://david-2.livejournal.com/369886.html



Подготовка и состав

Израильская организация оказания авиационного содействия Гане началась в начале декабря 1958, когда командующий ВВС, полковник Эзер Вайцман, обратился к командиру авиационной командно-штабной школы подполковнику Адаму Шаткаи и попросил его стать ответственным за создание летной школы в Гане.18 НГШ генерал-лейтенант Хаим Ласков официально назначил Шаткаи командиром летной школы в Гане только в начале февраля 1959.19 За это время Шаткаи успел изучить вопрос, и сразу после официального назначения послал Вайцману письмо с подробными предложениями по созданию летной школы в Гане. Шаткаи особо подчеркнул важность точного определения полномочий. Для этого он подготовил схему подчинения:



Шаткаи уточнил необходимые приготовления для создания школы: члены группы (четыре летных инструктора, два наземных инструктора и технический состав) обучатся, пилотированию и обслуживанию соответственно, того типа самолета, который будет выбран для школы. ВВС обеспечат всё авиационное оборудование и все учебные материалы для школы.20 Эти идеи не были воплощены в жизнь полностью, главным образом из-за проблем с выбором учебного самолета, как описано далее.

Шаткаи выехал в Гану в марте 1959, и 16-го числа в Аккре было подписано соглашение о предоставлении израильской авиационной помощи Гане. Шаткаи составил соглашение, включавшее большинство пунктов, которые он упомянул в письме командующему ВВС, но там был добавлен график выполнения задачи: два года, начало проекта не позднее 1 мая 1959.21 Несмотря на первоначальное намерение сохранять соглашение в тайне, по крайней мере поначалу, ганская пресса широко осветила эту тему и даже интервьюировала самого Шаткаи.22

После подписания договора, в конце марта 1959, Шаткаи вернулся в Израиль, чтобы заняться подбором израильской группы и выбором учебного самолета для использования ганской летной школой. Подбор летных инструкторов представлял собой проблему. Предложение Шаткаи послать четырех опытных пилотов в званиях майора и капитана не было принято.23 Вместо этого Эльром и полковник Геда Шохат, начальник кадрового отдела ВВС, решили послать более младших офицеров. Подполковник Элиягу Гилад, инженер по аэронавтике, был выбран на должность технического офицера летной школы. По согласованию с Шаткаи он определил, что технический состав будет включать семь человек, каждый из них специалист в своей области. Но Гилад погиб в аварии перед отправкой в Гану, и его заменил майор Моше Хадас.24

В конце апреля 1959 в Израиль прибыла ганская делегация, чтобы проверить предложенный Израилем учебный самолет, Фоккер S-11.25 Самолеты находились в ведении Авиационной Промышленности, после неудачного опыта использования в летной школе, и ВВС горели желанием от них избавиться. Шаткаи, сопровождавшему делегацию, Фоккер не нравился, потому что он не считал его надежным самолетом. Члены ганской делегации разделяли это мнение – в том числе из-за того, что самолет с трудом заводился – и в результате решили его не выбирать.26*

* В конце концов учебный самолет был выбран только в октябре 1959. Это был «Хиндустан Т-2», модификация британского самолета Чипманк, индийского производства. Несомненно, на это решение повлиял эйр-коммодор Сингх, индиец, назначенный за несколько месяцев до этого командующим ВВС Ганы, как описано далее. Самолет оказался неудачным, мягко говоря, и это привело в дальнейшем к многочисленным проблемам как в летном, так и в техническом отношении.27



Лейтенант Реувен Эяль инструктирует ганского курсанта перед сольным полетом на Хиндустан Т-2.


В соответствии с рекомендациями Шаткаи о порядке связей с Израилем было решено, что Эльром и вице-адмирал в отставке Мордехай («Мока») Лимон, заместитель генерального директора министерства обороны по особым вопросам, будут единственными координаторами между Израилем и летной школой в Гане.28


Обстановка на месте

Все приготовления, сделанные израильской стороной, были бы хороши и полезны, если бы намерения Ганы и ее возможности были простыми и ясными, как предполагали израильские участники. Но на самом деле положение было гораздо сложнее, и задним числом можно сказать, что неумение израильтян правильно его понять решительным образом повлияло на дальнейшее развитие событий.

Нельзя сказать, что правительство Ганы не хотело создать ВВС, или не искренне желало воспользоваться для этого помощью Израиля. Но это стремление было только одним элементом в сложной системе факторов, влияющих на правительство Ганы. Другим, более важным фактором, было ощущение полной зависимости от бывшей колониальной державы, Британии, во всем, что касается армии и обороны. При всем стремлении освободиться от этой зависимости, премьер-министр Ганы Нкрума не чувствовал, что он может сделать это на данном этапе. Поэтому армия Ганы оставалась под настолько сильным британским влиянием, что во главе ее не был поставлен ганский офицер, даже для проформы, и звание начальника генштаба носил британский офицер.

Более того, Израиль не был единственным государством, к которому Гана обратилась с просьбой о помощи в создании ВВС – Индия получила такое же обращение. Индийский лидер Джавахарлал Неру был тогда неофициальным вождем блока неприсоединившихся государств, и Нкрума придавал большое значение развитию связей с Индией вообще и с Неру в частности. Нкрума не собирался менять зависимость от Британии на зависимость от Израиля, и поэтому возложил командование ВВС Ганы на индийского офицера, и таким образом роль Израиля сократилась исключительно до создания летной школы – вопреки предварительному соглашению между Нкрумой и израильским послом в ноябре 1958. Как уже сказано, израильская группа, прибывшая в Гану в середине 1959, практически не осознавала международных сложностей, в которые попала, и честно пыталась следовать полученным профессиональным указаниям. Многие из описанных далее проблем группы происходили из этого непонимания.



Премьер-министр Ганы Кваме Нкрума посещает летную школу в Аккре. Его сопровождает командуюший ВВС эйр-коммодор Джасвант Сингх. За ним британский офицер, подполковник Адам Шаткаи, капитан Йоэль Дан. По стойке смирно стоит лейтенант Реувен Эяль.


Несмотря на глубокую враждебность между НГШ армии Ганы, британским генералом Джоном Александером, и командующим ВВС, индийским эйр-коммодором (бригадир) Джасвантом Сингхом – до его замены – видимо, по одному вопросу они были полностью согласны; они были заинтересованы в расширении влияния своих стран в военной сфере в Гане за счет Государства Израиль.* Эта позиция повлияла и на поведение британцев и индийцев на более низких должностях в армии и правительственном аппарате Ганы, которые прилагали много усилий для создания трудностей израильской группе и задерживали выполнение ее планов.29

* Александер даже злословил Нкруме на израильскую группу, и тот обратился к Неру и попросил прислать ему летных инструкторов. Но этот план был отменен, так как Александер, видимо, был еще более недоволен работой Сингха.


Свидетельство этому можно найти в сообщении Цви Гилата, секретаря по военным вопросам в посольстве, на совещании израильского генштаба в сентябре 1960. Гилат полагал, что шансы на расширение летной школы в Гане невелики, ввиду положения, и утверждал, что проект может набрать высоту, только если израильтянин будет назначен на должность авиационного советника главнокомандующего, как было согласовано первоначально, либо если Израиль будет принимать активное участие в создании боевых эскадрилий ВВС Ганы. Но Гилат предполагал, что британский командующий ганской армии предотвратит воплощение этих возможностей в жизнь, и полагал, что история израильского авиационного содействия Гане завершится еще до запланированного момента.30

Это опасение еще больше усилилось с прибытием группы из британских королевских ВВС в Гану в августе 1960, для подготовки планов по реорганизации местных ВВС. Через короткое время майор Гандри-Уайт, начальник британской группы, был назначен командующим ВВС Ганы.* Этот шаг сильно ограничил индийское влияние, а также развеял глубокие опасения среди израильской группы, что правительство Ганы назначит командующим ВВС египетского офицера. Вместе с тем, назначение британского офицера еще более поколебало статус израильтян.

* Это назначение было сделано вопреки совету подполковника Шаткаи, который рекомендовал либо назначить ганского кандидата, после того, как тот пройдет профессиональную подготовку в Израиле, либо отменить должность командующего ВВС и ограничиться пока авиационным советником (желательно израильским) в ганском генштабе.


Спустя короткое время начались дополнительные опасения, когда Гана обратилась к Советскому Союзу и приобрела у него четыре транспортных самолета. Хотя эти самолеты и предназначались для гражданских целей, израильский посол выразил опасение, что они могут быть первым шагом ко входу СССР в ганские ВВС31 – опасение, оказавшееся напрасным, по крайней мере на этом этапе.

Похожие разногласия появились и на более позднем этапе, когда встал вопрос дальнейшего обучения выпускников летной школы. Практическим израильским предложением было, что десять ганских пилотов, которые закончат первый летный курс в октябре 1960, пройдут в Гане курс переподготовки, чтобы в марте 1961 они создали боевое подразделение, типа транспортной и связной эскадрильи. Израиль был готов послать дополнительную группу из трех офицеров и 15 техников для выполнения этой задачи, но НГШ, генерал Александер, решил, что первый курс переподготовки пройдет в Англии.32

Как уже сказано, израильская группа не осознавала сложности политической обстановки, в которой она должна была работать в Гане. Не только британское и индийское присутствие на ключевых постах в оборонной сфере было для них неожиданностью: неверное прочтение политической карты в самой Гане еще более затрудняло работу израильтян. Правительство Ганы не ждало израильтян с распростертыми объятиями, и не особо утруждалось, чтобы облегчить их работу.

Это не значит, что Эльром и Шаткаи не понимали, еще до создания летной школы, проблематичности отношений с местными властями;33 и тем не менее их ожидали сюрпризы. Например, в официальном договоре, подписанном в марте 1959, было определено, что «у начальника [израильской] группы будет доступ к премьер-министру через соответствующих офицеров».34 Но связь между миссией АОИ и местными властями была крайне недостаточной. По словам Шаткаи, за весь период он лишь три раза встретился с высшими государственными лицами. Главной причиной этого была другая политическая культура ганцев, и, кроме того, личная склонность Нкрумы сохранять политические опции открытыми. Как следствие этого подхода, контакты между высшим руководством и израильскими представителями носили характер большой неопределенности;* как написал в июне 1960 следующий израильский посол в Гане, Моше Бейтан, министру иностранных дел: «Договоренность, обещание, назначение срока – все это не существует».35

* Вместе с тем, по словам Шаткаи, рабочие отношения израильской группы с ганцами «на местах» были прекрасными.


Иногда для сдвига процесса принятия решений в Гане требовались прямые контакты на высшем уровне. Так было 30 июня 1959, когда Шимон Перес, генеральный директор министерства обороны, совершил официальный визит в Гану, в ходе которого было окончательно согласовано открытие летной школы в течение месяца.36 Так было и в январе 1960, когда Голда Меир совершила свой второй официальный визит в Гану, и в ходе которого посетила летную школу.37 Но и встречи на таком уровне не могли гарантировать последовательность в ганской политике. Попытки Нкрумы добиться высокого статуса в руководстве третьего мира, вместе с его желанием проявить самостоятельность и избавиться от полной зависимости от Запада, на фоне совершенно другой политической культуры Ганы – всё это создавало атмосферу, крайне затруднявшую работу там израильтян.


Продолжение следует.



Примечания


18. Интервью автора с подполковником запаса Адамом Шаткаи, 17.9.89, архив ВВС.
19. Генерал-лейтенант Ласков командующему ВВС, «Командующий ВВС Ганы», 8.2.59, архив АОИ 706/60/105.
20. Подполковник Шаткаи командующему ВВС, «Предложения по открытию летной школы в Гане», 9.2.59, архив АОИ 704/60/105.
21. «Договор между правительством Ганы и правительством Израиля», 16.3.59, архив АОИ 706/60/105; интервью Шаткаи, там же.
22. M. Ofusu, “12 Aircraft for Ghana Flying School”, Ghana Times, 13.3.59; (копия в архиве АОИ 706/60/105).
23. Дневник Шаткаи, 20.02.59; интервью автора с полковником запаса Гидоном Эльромом, архив ВВС.
24. Интервью Шаткаи, там же.
25. О визите ганской делегации в Израиль для проверки израильского самолета в апреле 1959 см. лейтенант Гирш в Гане подполковнику Шаткаи, 2.4.59 и 17.4.59, и подполковник Шаткаи в Израиле лейтенанту Гиршу, 22.4.59. См. также интервью Шаткаи, там же.
26. Там же.
27. О многочисленных механических проблемах с самолетом Хиндустан см. интервью Шаткаи, там же; интервью автора с майором запаса Моше Хадасом, архив ВВС; дневник Шаткаи, там же.
28. Подполковник Шаткаи командующему ВВС, «Предложения по открытию летной школы в Гане», там же.
29. О намерениях индийской миссии см, например, Шаткаи командующему ВВС, 21.11.59, архив АОИ 706/60/105; см. также Авриэль канцелярии НГШ, министру иностранных дел и министру обороны, 22.02.60, архив АОИ 565/61/22.
30. Гилат, совещание ГШ, 12.9.60, архив АОИ 847/62/149.
31. См. дневник Бейтана, 11.10.60, госархив 3307/35; и гендиректор МИД, Яхиль, Бейтану, 11.7.60, госархив 3307/35.
32. Дневник Бейтана, 6.8.60, там же.
33. Эльром гендиректору МО, к сведению НГШ и комВВС, 4.2.59, архив АОИ 706/60/105; Шаткаи командующему ВВС, «Предложения по открытию летной школы в Гане», там же.
34. «Договор между правительством Ганы и правительством Израиля», там же.
35. Бейтан министру иностранных дел, 12.6.60, госархив 3307/35; Авриэль Лимону, 14.1.59, архив АОИ 706/60/105.
36. Дневник Шаткаи, архив ВВС.
37. О визите министра иностранных дел в Гану см. интервью Шаткаи, там же.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 4 comments