Давид (david_2) wrote,
Давид
david_2

Categories:

«Гора Друзов»

Отрывки из книги генерала Андре «La révolte Druze», вышедшей в 1937, опубликованы в переводе на иврит в журнале «Маарахот» №8, август 1941.



«Гора Друзов»


Страна

Гора Друзов (Джебель Друз) это горный массив, расположенный на расстоянии около ста километров к югу от Дамаска, на границах Сирии и Трансиордании; это не высокая гора. Самые высокие вершины не превышают тысячи шестисот метров, а окружающие долины уже достигают высоты от семисот до восьмисот метров.

Это высокое нагорье, занимающее около пятидесяти километров в ширину и семидесяти километров в длину, плавно спускающееся с запада к плодородным долинам Хорана, заканчивается на востоке торчащим выступом на лавовом поле Сафа, исчезает на севере, дойдя до другого лавового поля – Леджа, и постепенно снижается на юге по направлению к трансиорданской пустыне.

Это изолированный массив, вулканический в своей основе, скопище черных камней и вулканического пепла, извергнутого в далекие времена вулканами; сегодня они потухли, но форма их жерл и конусов почти не изменилась. Извержения лавы проходили, видимо, с большими промежутками, потому что идущие одна за другой окаменевшие волны расположены друг над другом горизонтальными этажами, ступенями, на которых летом обильно произрастает трава, там пасутся стада в жаркие дни, когда в окрестных долинах всё выжжено горячим восточным ветром.

Рельеф местности в северо-восточной части нагорья очень труднопроходимый; это Леджа, лабиринт окаменевшей лавы в виде глубоких расщелин, извилистых и узких проходов, из которых открываются бесчисленные пещеры и норы, служащие убежищем разбойникам, преследуемым и бунтовщикам. Мало-мальски значительному армейскому подразделению почти невозможно маневрировать в этом необычном месте, где его подведут дороги, и где всегда надо опасаться неожиданностей.

Друзы хорошо это знают; они издавна убегали сюда, когда не хотели принимать власть султана в Константинополе. Турецкая армия никак не могла их покорить, и французам в дни последнего восстания (1925-6) тоже было тяжело преследовать банды, отступившие в эту пересеченную местность.

Хотя это нагорье области друзов и каменистое, это еще не значит, что их почва бедна. Наоборот, в узких долинах и кратерах издревле накапливался гумус, появляющийся при разрушении камней. Кучи камней, выкорчеванных жителями с обрабатываемой земли, складывались в пустынных местах или использовались как ограды вдоль дорог. Зимние дожди хорошо оплодотворяют расчищенную землю, и хотя вспашка не глубокая и делается примитивными плугами, земля тем не менее дает богатые урожаи. Эта страна, которую на первый взгляд можно посчитать бедной, посылает в Дамаск и Палестину зерновые, бобовые, виноград и даже скот: баранов, коз и коров.

На Горе Друзов нет лесов, потому что друз, как и араб, рубит деревья, но никогда не сажает новые вместо них; несмотря на это, в некоторых местах – в Кафаре, в Рашаше, в Сале карликовые дубы и тополя представляют собой веселые зеленые пятна, выглядящие полной противоположностью почти абсолютно голому пейзажу, окружающему путешественника в любом другом месте.

Нет лесов, нет и воды; и действительно, на всем этом большом нагорье найдется лишь несколько скудных источников, обычно высыхающих летом, кроме малого числа; среди них источник Айн-Аджуна, который отводится инженерами французской армии, и обеспечивает сегодня водой город Сувейду.

Вокруг деревень можно найти открытые ямы, природные впадины, либо вырытые человеком, собирающие дождевую воду. Из этих резервуаров, называемых тут прудами (бирке), жители набирают воду для своих нужд и нужд скота; вода очень загрязненная, и европеец может ей пользоваться только после дезинфекции.

Обычное отсутствие дождей с апреля по ноябрь, а также сильное испарение, приводят к тому, что летом деревни часто находятся без воды; тогда стада на горе посылают к немногим невысохшим источникам, а туземные жители удовлетворяют нужды своих семей с помощью караванов верблюдов и ослов, раз или два раза в неделю отправляясь за драгоценной жидкостью, иногда в очень отдаленные места.

Недостаток воды иногда осложнял действия французской армии на Горе Друзов; так было в сентябре 1925, когда армейская колонна генерала Гамелена, шедшая освобождать французский гарнизон, осажденный в Сувейде, должна была везти двухдневный запас воды для всех своих людей и животных, груз в сорок тонн, что очень отяжелило конвой и значительно уменьшило мобильность колонны.

Этот эпизод вызвал такие большие сложности, что больше не повторялся, и последующие операции планировались с расчетом, что можно будет найти воду в точке привала, в конце дня.


Жители и их прошлое

В одиннадцатом веке, одновременно с приходом в Сирию крестоносцев, в страну проникает и друзская религия, основанная за сто лет до этого в Каире; верующие живут небольшими общинами, важнейшей из которых была община на реке Оронтес, на севере Идлеба; вторая группа живет в Ливане, третья в районе Хасбайя-Рашайя, а четвертая, самая малая, поселилась в Хоране, у подножия горы, которую со временем назовут «Горой Друзов».

Первая группа, из Идлеба, богатая и напористая, состоит из семей с решающим влиянием в стране, особенно семья Атраш, предки тех, кто поднял восстание на Горе Друзов в 1925.

Дело было в восемнадцатом веке, когда Ибрагим-паша, наместник Египта и Сирии, которого беспокоили друзы, собрал их старейшин в Айн-Софаре, своей летней резиденции в ливанском нагорье. Он гостеприимно сидел с ними за столом, но в следующую ночь хладнокровно приказал их убить; теперь его войскам было нетрудно покорить друзские деревни, которые без своих шейхов не оказали сопротивления. Однако этот жестокий метод удаляет с Оронтеса и из Ливана изрядное число друзских семей, которые добавились к своим братьям в Хоране.

Спустя сто лет появляется вторая карательная экспедиция, османская, и снова разрушает друзские деревни в Ливане, и снова происходит эмиграция друзских семей на восток. Там, в степях Хорана, друзы не очень уважаемы мусульманами и христианами; они бедны и не имеют права владеть землей, и в большинстве работают слугами в богатых семьях.

А на границе степей Хорана, к востоку, есть гора, где летом живут бедуины в шатрах, кочуя с места на место в поисках пастбищ для своих стад. На этой горе есть земли, которые можно обрабатывать. Бедуины были многочисленны, но друзов было не меньше, с тех пор как к ним пришли их братья из Ливана. Под предводительством Хамдана, их командира, они налетают на Гору (Джебель), нападают на бедуинов, бьют их, изгоняют на юг, и завоеватели захватывают гору; и больше не оставляют ее, и с тех пор гора Хоран называется Горой Друзов. Община живет там почти независимой жизнью; они соглашаются признать турок своими господами, но никогда не позволят им помешать их завоеванию.

1830-й год. Мухаммед-Али, вице-король Египта, чей суверенитет над Сирией был признан османской властью в Константинополе, нуждался в большой армии для усмирения друзов и маронитов в Ливане. Эти два народа, между которыми в течение многих поколений царили мирные и добрососедские отношения, уже тридцать лет находились в ожесточенной войне. Египтяне потребовали для своей армии рекрутов от всех областей и религий Сирии. Но друзы на Горе отказались исполнять возложенную на них рекрутскую повинность, и бежали в Леджу, так как знали, что там их не достанет рука притеснителя.

Египетская карательная экспедиция была послана для войны с ними; это было неразумно со стороны египтян, вступать в войну в этих трудных местах. Друзские воины, сидевшие в засаде среди камней либо прятавшиеся в пещерах, невидимые и неуловимые, очень беспокоили экспедиционную армию. После тяжелых потерь дух египтян был сломлен, и они ушли.

Но Мохаммед-Али не видит себя побежденным; в 1833 году он посылает новую экспедицию на Гору Друзов; на этот раз войска не входят в Леджу, они только охраняют выходы, чтобы лишить снабжения осажденных, в надежде покорить их голодом. Но несмотря на их зоркость, осажденные находят возможность пробираться по ночам. И не только это, но некоторые друзы еще и оставляют Леджу и идут в Ливан сообщить своим братьям там о происходящем на Горе. Начинаются переговоры с египтянами. Но те помнят свое поражение три года назад, и веря, что на этот раз выйдут победителями, требуют полной и абсолютной капитуляции восставших и выдачи всего оружия; условия, которые не могут быть приняты воинами-горцами. Переговоры прекращаются, и друзы в Ливане, рассматривающие дело своих братьев в Ледже как свое, восстают, бескровно захватывают крепость Рашайя и осаждают Хасбайю. Египтяне, которые не могут подавить два восстания одновременно, уходят из Леджи, и победа снова за друзами.

Эта уловка взаимной поддержки между друзскими общинами была применена и против французов в 1925 году. Пока французская армия действует на Горе Друзов, поднимаются друзы в Ливане, которые видят себя разделяющими судьбу своих братьев на Горе, и осаждают французский гарнизон в крепости Рашайя – два эскадрона спаги – в надежде, что таким образом они вынудят французов убраться с «Горы», которую они считают, как все друзы, оплотом и щитом их религии. Но силы, которыми располагают французы, позволяют им вести бои на двух театрах, и восстание было подавлено и в Ливане, и на «Горе».

В 1859 году вражда между маронитами и друзами в Ливане разгорается в тяжелейшей форме, как никогда до этого. В это время поднимается друзский эмир Арсалан, хитрый и алчный человек, и при поддержке турецкого паши из Дамаска натравливает своих подданных на христиан. Дикие убийства, происходящие во всех деревнях, при участии друзов с Горы под предводительством одного из дома Атраша, заливают Ливан кровью в течение почти года. 3 августа 1860 из Марселя выходит французская военная экспедиция в три тысячи человек, высаживается на побережье Бейрута и легко восстанавливает порядок в Ливане; виновные друзы уже оставили его и ушли в Хоран. Из страха наказания за содеянные жестокости эти друзы от имени всей общины обращаются с петицией к Англии и просят ее покровительства.

После 1860 члены дома Хамдан, основатели родины на Горе Друзов, оттесняются членами дома Атраш, и новые властители, распоряжающиеся судьбой друзов, становятся настолько решительными, что в 1880 осмеливаются бросить вызов османскому правительству и напасть на турецкую деревню Боср-Эль-Харири. Турки посылают против них карательную экспедицию, ее разбивают, и эта победа приводит друзских властителей в такую эйфорию, что они отказываются платить султану любые налоги.

В то же время среди общины нет полного единства; если туркам налогов больше не платят, то приносят более тяжелые налоги своим феодалам, и народ недоволен. Один из семьи Атраш, человек доброй воли, либерал и немного философ, шейх Шебли, начинает войну со своими дядьями и двоюродными братьями, из-за непосильного обложения налогами; народ сразу же идет за ним, и называет его эмиром, несмотря на сопротивление его семьи.

Щедрый, честный, усердный администратор, он сразу же подчиняет всех, и в результате и его семья признает его главой друзов на «Горе». В стране царит мир, и всё устраивает султана, до того дня, когда турки решают установить на Горе Друзов воинскую повинность. Шебли отвечает грубым отказом, и друзы снова ищут убежища в Ледже.

Из мирных побуждений османские чиновники отменяют указ о воинской повинности, но строят крепость в Сувейде и ставят там гарнизон; ее сразу же осаждают друзы, умеющие оставаться собственными господами.

Не имея возможности подчинить этот народ силой, турки замышляют покорить их хитростью и обманом; в 1909 году нескольких друзских шейхов пригласили приехать в Дамаск и получить там указы правительства, и трагедия Айн-Софар, описанная нами выше, повторяется, как и триста лет назад. После того, как друзских шейхов принял турецкий паша, их убивают, и среди жертв находится и отец человека, который станет живым духом восстания 1925: Султана Атраша.

Погибшие в Дамаске служат сигналом нового восстания на Горе Друзов, которое продолжается со взлетами и падениями до 1914 года, когда оно становится крайне ожесточенным. Грозный губернатор Джемаль-паша, заслуживший в Сирии имя кровожадного и злобного диктатора, командует Дамаском, когда турки объявляют войну Антанте. Снабжение турецкой армии это трудное дело в этой стране, где османскую власть не любили, и где разбой был обычным делом; губернатор Дамаска требует от друзов защищать в своей области конвои с продовольствием для турецких солдат. Но Султан Атраш, уже известный своей энергией, не забыл подлое убийство своего отца в Дамаске; он ненавидит турок, и вместо подчинения приказам паши он поступает наоборот, и беспокоит турецкие конвои, перерезает железную дорогу, чтобы прекратить движение поездов, и забирает провизию и боеприпасы, сложенные в вагонах.


Обычаи

Гостеприимство в стране друзов свято; почтенный человек или простой крестьянин дает убежище у себя своему злейшему врагу, если тот приходит и просит у него еды и жилья. Если кто-то проникнет в дом, чтобы арестовать преступника, даже уголовного, это будет расценено как удар по чести главы семьи.

В своих домах они с уважением относятся к старикам, и никто не осмелится непочтительно говорить с ними.

Женщину у друзов уважают больше, чем у мусульман; она занимает центральное место в доме, особенно если у нее есть сыновья. Она не носит покрывала, но повязывает голову и волосы белой широкой накидкой, спадающей на спину. Когда она встречает мужчину, то поднимает накидку и закрывает свое лицо.

Друз это прирожденный воин; он изрядный наездник и с детства ездит на коне и носит ружье. Он хороший стрелок и неутомимый пешеход, и никто лучше него не умеет прятаться среди камней и кустов и использовать местность, чтобы обмануть своего врага и нанести ему решительный удар.

Его храбрость удивительна. Это общая черта всех друзов; их вера в переселение душ, вера, что они вернутся в лучшую жизнь, если умрут за родину, рождает в них презрение к смерти. Во время боев, которые мы вели на Горе Друзов в 1926 году, друзы часто вызывали наше восхищение, когда дерзко шли под нашим пулеметным огнем, получив приказ от шейхов, идущих во главе.

Народ гордый, сильный, храбрый, гостеприимный, трудолюбивый, бережливый, способный к преданности, но к своему несчастью склонный к интриге, во всяком случае к этому склонны его вожди, и это требует известной осторожности в официальных отношениях с ними.


Феодализм у друзов

На Горе Друзов режим подобен феодальному; друзы живут общинами более или менее крупных семей, часто расколотых конкуренцией интересов. Каждая семья подчиняется главе, действия которого зависят от условий момента; но сплоченность семей крепнет, когда дело касается всего друзского народа; солидарность тогда полная и всеобъемлющая, от крупнейшего из шейхов до беднейшего из крестьян.

Семья Атраш на Горе Друзов самая старая, богатая и влиятельная. Ее солнце взошло в 1850, когда шейх Исмаил изгнал с Горы Друзов семью Хамдан, которая отвоевала Гору у бедуинов и дала общине независимость.

Вторая после семьи Атрашей это семья Амар. Дом Халеби и дом Хунейди возглавляют две другие общины на севере «Горы»; хотя по числу людей они уступают предыдущим семьям, но благодаря своим мудрым вождям у них есть большое влияние в отношениях с высокопоставленными чиновниками в Дамаске. Старейшины этих семей, вечно недовольные, потому что не занимают официальных постов, подобающих их культурному положению и способностям, по их мнению, продолжают бунтовать в течение всего восстания 1925-1927 и не прекращают бороться с французскими властями, пока британцы не изгоняют Султана Аль-Атраша и его соратников из Трансиордании, где они нашли убежище.

На Горе есть еще дюжина менее важных семей, и они определяют свое поведение по поведению больших семей, сохраняя некоторую независимость в своих внутренних конфликтах.

Эта солидарность может объяснить нам, как произошло, что все друзы, как один, сразу же встали плечом к плечу с Атрашами, когда Султан обратился с воззванием к народу во имя Родины и друзской чести, на следующий день после столкновения между ним и французскими представителями.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 6 comments