Давид (david_2) wrote,
Давид
david_2

Categories:

«Поляк Тадеуш Дружинский» - часть VI

Часть I: http://david-2.livejournal.com/324389.html
Часть II: http://david-2.livejournal.com/324656.html
Часть III: http://david-2.livejournal.com/324881.html
Часть IV: http://david-2.livejournal.com/325183.html
Часть V: http://david-2.livejournal.com/325440.html



Часть шестая. Свой.


Хотя погром и закончился, и с виду всё стало, как прежде, но наша жизнь изменилась неузнаваемо. Наше имущество конфисковали, и отца забрали на принудительные работы, где он должен был убирать снег с улиц и копать могилы на румынском кладбище, рыть траншеи, подстригать деревья и выполнять другие общественные работы. В единственной лавке, которая осталась из наших конфискованных магазинов, теперь должна была стоять моя мать, чтобы приносить нам немного еды. Моя сестра тоже пошла работать помощницей швеи, чтобы помочь семье. Я был единственным, кто продолжил учиться.

В эти дни Тадеуш Дружинский был нашим ангелом-спасителем. Он придумал общий обед по выходным, к которому приносил продукты в большом изобилии: хлеб, мясо, картошку и даже вкусный конфитюр! Меня он баловал еще больше, и подавал мне во время наших ежедневных встреч два куска хлеба с колбасой или ветчиной, а к ним стакан чая и кубики сахара, которые были тогда драгоценностью, а иногда даже хлеб с маслом и вареньем! Эти угощения беспокоили меня и терзали мою совесть – как я могу наслаждаться этими лакомствами, если мои родители и сестра не могут их получить?! Я пытался не есть за ужином дома, чтобы оставить другим, и тогда моя мать говорила мне: «Мартин, ты не виноват, что господин Тадеуш Дружинский тебя угощает. Поешь с нами и не отягощай нас своим голоданием».

Я не мог успокоиться, и обратился в своих сомнениях к Тадеушу за советом и помощью. Я не мог начать говорить, и предпочел отставить от себя закуску, в надежде, что он спросит меня, что случилось, и так и произошло.

На его вопрос, почему я не ем поставленное на стол, я коротко ответил, что чувствую себя виноватым, что ем то, чего не заслужил, в то время как моя сестра работает, чтобы добыть кусок хлеба и оплатить мою учебу. Тадеуш посмотрел на меня долгим взглядом, его глаза увлажнились, и спустя долгие минуты он сказал: «Я не предполагал, что ты так думаешь. Тебе велели это сказать?»

- Нет! – быстро ответил я. – Если бы мне велели так сказать, мне бы было стыдно, господин. Я говорю Вам это потому, что я чувствую это глубоко в сердце, и это меня мучает.

- Хорошо, - кивнул Тадеуш головой, и убрал угощение со стола, чтобы мне было легче.

С этого дня угощения во время моих визитов прекратились, и вместо них был стакан чая, и всё. Взамен Тадеуш начал иногда продавать моей матери разные продукты, которые я любил, например, картошку, колбасу, ветчину или фасоль для супа, и мы все ими наслаждались.

Я понял, что иногда моя мать с ним беседовала, потому что за обедом она говорила нам: «Это благодаря господину Дружинскому и благодаря его большой любви к Мартину. Они оба прекрасно ладят друг с другом, когда нас нет дома, правда, Мартин?»
- Правда, - отвечал я. – И я действительно люблю его и очень его уважаю. Он очень много знает, и я благодарен ему, что он меня учит и воспитывает.

И действительно, кроме лишений, которые мы испытывали, мне очень повезло в детстве расти в обществе этого необычного человека, который каждый день добавлял в меня по капле из своего другого мира. Через него и с его помощью я изучил устройство неба и земли, и как надо вести себя.

4 апреля 1944 мы были вынуждены прекратить наши ежедневные встречи, потому что союзники начали бомбить Бухарест. Тадеуш всегда сидел возле меня в бомбоубежище, и успокаивал меня, когда бомбы падали близко от нас, и от их угрожающего завывающего свиста я съеживался и даже дрожал от страха. Когда я так сворачивался внутрь себя при звуке сирены, чтобы отогнать от меня страх, Тадеуш мне объяснял: «Мартин, не бойся, ты не можешь услышать свист бомбы, которая в тебя попадет. Если ты слышишь ее свист – она в тебя не попадет, и поэтому не опасайся». Он добавлял к этому физическое объяснение: «Звуковые волны распространяются кругами вокруг точки, создающей шум. Это похоже на камень, который ты бросаешь в воду. Вокруг места его попадания создаются круговые волны. Высота этих волн уменьшается, а диаметр растет с удалением от центра. Точно так же и звуковые волны».

Я обратил внимание, что этот эффект повторялся, и когда я увидел, что он прав, я больше не боялся. Иногда я даже начинал петь или шутить. Этим поведением я заслужил имя героя и храбреца, и, разумеется, я был очень доволен этим статусом.

В эти часы моего отца с нами не было. Он говорил, что должен бежать на пункт сбора выходящих на принудительные работы. Только годы спустя, уже в Израиле, я узнал, что сигнал тревоги, предупреждающий о бомбежках, был также сигналом сбора членов подпольной коммунистической ячейки, к которой моей отец принадлежал с семнадцати лет. Как жалко и оскорбительно было услышать это от него в Израиле, после того, как он горько разочаровался в румынской коммунистической партии, за которую был готов отдать жизнь.

23 августа 1944 Румыния перешла на сторону союзников. Немцы всё еще владели значительной частью территории Румынии, и лагеря немецкой армии окружали Бухарест. Румыны обороняли королевский дворец от немецких танковых частей. Мы, в еврейском квартале, начали организовывать оборону, опасаясь, что немцы ворвутся в квартал и вырежут евреев всех до одного. Впервые мы увидели евреев, открыто носящих оружие, и мы, дети, большую часть времени сидели в убежищах из-за бомбежек, и особенно из-за непрерывных атак одного немецкого самолета типа Мессершмит 109, который, видимо, поставил себе целью расстреливать своими пулями наш квартал.

В начале августа 1944 начались другие дни – дни воодушевления – когда пришли сообщения о входе в Бухарест солдат Второго украинского фронта под командованием генерала Малиновского [советские войска вошли в Бухарест в конце августа 1944]. В то же время русские взяли Варшаву [в августе 1944 Красная Армия вышла к Варшаве, взятие Варшавы было в январе 1945], а союзники взяли Париж. Мы совершенно не представляли себе, что ужасы, творимые русскими солдатами, ничем не будут уступать немецким [имеются в виду массовые грабежи и случаи изнасилований, описанные в другой главе. Отец автора и другие коммунисты были вынуждены придумать объяснение, что среди бойцов Второго украинского фронта много освобожденных из заключения преступников, которые выразили желание воевать за Родину, но по характеру всё равно остались преступниками, поэтому по ним нельзя судить о Красной Армии в целом]. Все начали вынашивать надежды на другой мир, новый мир, где не будет войны, и социальная справедливость победит старую несправедливость. Насколько евреи были наивны думать, что избавление близко!

Мой отец и господин Дружинский начали беседовать о политике, идеологии и социалистическом мировоззрении. Они очень часто обсуждали текущие события. Идеологическая разница между ними была огромной, и их горячие беседы стали моим главным интересом в те дни. Мой отец был убежден в правильности ленинского коммунизма, и для подтверждения своей позиции даже пользовался красной книгой «История советской коммунистической партии большевиков», которая вышла в начале тридцатых и тайно хранилась в нашем доме на протяжении всей войны.

Как смешно выглядел мой отец в его собственных глазах, когда узнал, что историю пока переписали, и один из томов книги изменен, и его содержание полностью изъято из нового издания.

Тадеуш, ставший одним из нас, больше не скрывал от нас свою тайну, и рассказал нам, что до войны он занимал высокий пост в польском банке, и с его разрешения печатались старые польские банкноты – злотые. Я, разумеется, очень этим гордился, и мое восхищение им еще больше усилилось. Я изо всех сил пытался понять его во время его дискуссий с моим отцом, и очень старался занять позицию, но это было очень сложно. Да и как может пятнадцатилетний подросток определить, кто прав – его отец или его любимый учитель?! Эта задача занимала меня часами.

Тадеуш поддерживал личную свободу в экономике и свободный рынок, где предприниматель и частная инициатива занимают центральное место, тогда как мой отец стоял за национализацию хозяйства, промышленности и природных ресурсов, и за наложение строгих ограничений на рынок, согласно учению Маркса и Энгельса. Дискуссии затягивались до ночи, и обычно заканчивались следующей завершающей фразой господина Дружинского: «Если у индивида нет надежды разбогатеть – нет никаких шансов, что общество в целом сможет разбогатеть. Богатство государства это не более чем сумма богатств всех его жителей, и государство будет тем богаче, чем богаче будут его жители». А фразой, завершающей слова моего отца, обычно было: «Желанию индивида разбогатеть нет предела, и это желание ведет к эксплуатации трудящихся и к рабству, и поэтому богатые препятствуют бедным в получении знаний, чтобы они не поняли, насколько их эксплуатируют. Богатство ничего не дает обществу, кроме обирания и классовой вражды».

Я не мог решить, кто из них более прав, хотя и пытался изо всех сил это сделать, но, несмотря на это, у меня хватило ума понять, что эти два подхода, очень далеких друг от друга, решительно повлияют на мою жизнь и на мой образ мышления.

Даже моя мать, видя разгоряченность обоих спорщиков, говорила: «Вы оба никогда не договоритесь, и ни один из вас не откажется от своего мнения. Поэтому дайте Богу рассудить вас. Подождите его решения, а пока дайте этому дому покой и тишину. Вы напрасно накачиваете голову мальчика противоречивыми идеями, которые никогда не оставят его в покое».

Само упоминание Бога уже приводило моего отца-вероотступника в ярость. «Этот воображаемый бог это изобретение слабых. В реальности его нет», утверждал он. «Им нужно наказание с неба, чтобы вести себя, как люди, а жизни после смерти вообще нет, и только честность, независимость и человечность обещают истинную жизнь на земле».


Когда я открыл завещание своего отца, через двадцать восемь лет после этих слов, я с удивлением прочитал его просьбу читать по нему кадиш не менее недели! Даже он не мог освободиться от своих корней и традиции, на которой он вырос ребенком и учеником ешивы с пейсами и цицит, до семнадцати лет. Как извилисты пути судьбы. Именно мой отец, который был вынужден всю жизнь быть оппозиционером в Румынии, коммунистом при капиталистическом националистическом режиме, горько разочаровался в коммунистах после того, как они пришли к власти. Он стал сионистом-ревизионистом, и, приехав в Государство Израиль, определял себя как националиста, верящего в путь Менахема Бегина. Этот статус подходил ему, ведь он всю жизнь был в оппозиции. Мой отец скончался в 1974, прежде чем смог увидеть приход Менахема Бегина к власти.

Возможно, это и есть урок тех жарких дискуссий между Тадеушем Дружинским и моим отцом, главные идеи которых я ношу в себе: они позволили мне проложить собственный путь, проходящий между ними, посередине. Одно общее было у Тадеуша Дружинского и моего отца: оба «проповедника» не преуспели в осуществлении своих идей.


Окончание следует.
Subscribe

  • Эльад Пелед

    Эльад Пелед (Райсфельд) родился в 1927 в Иерусалиме. 1945 - вступил в ПАЛЬМАХ. 1946 - командир отделения. 1947 - командир взвода. Война за…

  • "Дембеля все уважают"

    Главный прапорщик Ицхак Таито по достижении возраста 80 лет уходит в отставку. Он призвался в 1959, и с 1968 до сих пор был дисциплинарным…

  • "Угар нэпа, нет того энтузиазма"

    В прошлом году мы говорили о том, что 646-я резервная десантная бригада в связи с переходом из 252-й дивизии ЮВО в новую "много-театровую" 99-ю…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 20 comments

  • Эльад Пелед

    Эльад Пелед (Райсфельд) родился в 1927 в Иерусалиме. 1945 - вступил в ПАЛЬМАХ. 1946 - командир отделения. 1947 - командир взвода. Война за…

  • "Дембеля все уважают"

    Главный прапорщик Ицхак Таито по достижении возраста 80 лет уходит в отставку. Он призвался в 1959, и с 1968 до сих пор был дисциплинарным…

  • "Угар нэпа, нет того энтузиазма"

    В прошлом году мы говорили о том, что 646-я резервная десантная бригада в связи с переходом из 252-й дивизии ЮВО в новую "много-театровую" 99-ю…