Давид (david_2) wrote,
Давид
david_2

Category:

Из дневника Давида Аргамана - часть V

Часть I: http://david-2.livejournal.com/317709.html
Часть II: http://david-2.livejournal.com/318211.html
Часть III: http://david-2.livejournal.com/318817.html
Часть IV: http://david-2.livejournal.com/319267.html


7.10.1943.

«...Пока я здесь [транзитный лагерь Иона, Сицилия], я иногда разговариваю с одним из англичан, соседом по палатке. Большинство из них простые солдаты, их мысленные горизонты очень ограничены. Вот «мнения» одного из них, высказанные в разговоре про киббуц, Палестину, еврейский вопрос, Англию, империализм, семейную жизнь и т.д.

«Про киббуц мне рассказывали, что они идут парами, получают землю и работают. Это всё до свадьбы. Если они успешно ведут хозяйство год, только тогда они могут жениться» (Он три раза был в Эрец Исраэль). После того, как я немного рассказал ему про киббуц, «но вы же разрушаете в киббуце весь смысл семейной жизни. Смысл семейной жизни выражается в возможности жить с женой отдельно без помех (он дал лирическое описание своей жизни). Я встаю утром с постели, моя жена вместе со мной. Она готовит мне завтрак. Она проводит меня по дороге. Когда я возвращаюсь в полдень, она ждет меня с улыбкой и с обедом. Мы сидим вместе, курим и пьем чай. Вечером я возвращаюсь, жена красиво одета, свежая и довольная. Ужин готов. Я моюсь, одеваюсь, мы садимся и вместе едим. Она задает разные вопросы. После ужина мы или выходим немного погулять, или обычно предпочитаем остаться вдвоем и наслаждаться друг другом. Киббуц отнимает у семьи самые дорогие моменты».

И я объяснил ему в рамках его понимания сионистский, поселенческий и социальный смысл киббуца, но он с трудом понимает. По общим вопросам: маленькая Англия, одинокий остров, воюет сейчас за освобождение всего мира. За это гибнут наши солдаты. Я пытаюсь объяснить ему, что Англия воюет прежде всего за свою безопасность и свою империю. Он этого никак не понимает. Вопросы империализма он не понимает вообще. Я объясняю ему, что нужно дать индийцам возможность жить лучше, и что только благодаря тому, что индийцев эксплуатируют, они живут лучше. Все объяснения напрасны. Он думает, что так должно быть, индийцам больше не надо. Не помогает и то, что другой англичанин объясняет ему это похожим образом. Узкое мировоззрение. Верит в правое во всем правительство. Он ничего не понимает в политических вопросах, в социальных. Про мир – ничего. «Я не интересуюсь политикой». Это всё у рабочего в 20-м веке. Причины войны его не интересуют. Он думает, что воюет за освобождение Европы, и всё».


12.10.1943.

«Я записал вчера на память серьезный разговор, который вели мои соседи по палатке в транзит-кемпе. В разговоре участвовали два валлийца и один шотландец. Один из них, валлиец, большой «знаток», полон знаний, полон критики, но не направленной в определенное русло.

А. (Знаток) За войну ответственна лейбористская партия и вожди тред-юнионов, потому что они вели политику разоружения, когда были в правительстве. После войны должны наступить серьезные перемены. Капиталисты были заинтересованы в войне, чтобы увеличить свои прибыли, а вожди были дураками, и думали таким образом избежать войны. После войны надо обязательно уравнять классовые различия и увеличить недельную зарплату рабочего до ... и он назвал число, которое я не понял, в английских пенни.

Б. (Валлиец) Должна быть революция. Во всем виноваты капиталисты. После войны мы должны будем кормить весь мир, а сами останемся бедными. Есть много людей, которые думают, что если бы Гитлер захватил Англию, для нас бы было лучше.

В. (Шотландец) Да, должна быть революция. Кто придет к власти? Прежде всего надо разрушить парламент и правительство. А. Хор-Белиша пришел в правительство с лозунгами демократии. Чтобы это сделать и уравнять обмундирование в армии, он потратил миллионы фунтов на баттлдресс.

Разговор продолжался дальше в том же виде. Иногда кто-то вставлял новое критическое замечание о том, что было, и их размышления о будущем заключались только в одном слове «революция и перемены». Никто из них не сказал, как он себе представляет эти перемены».


13.10.1943.

«Всё еще в Ионе. И так я торчу здесь уже 12 дней. Я живу в палатке с еще пятью простыми ребятами, грубыми и грязными. Весь день они лежат в грязи. Утром причесываются (это главное). А потом валяются в своих одеялах весь день, и я среди них. Вечером, как бы ложась спать, они допоздна болтают. Вонь удушает, и они постоянно добавляют адскую грязь и вонь, и я среди них.

Вчера мне выпала честь познакомиться с первым английским коммунистом в армии Его Величества. Он очень далек от реальности, и за фразами нет реальной базы. Он был в Эрец Исраэль, и у него есть там приятель, член ПКП. Он хвастается, что помогал там в работе. Посещал киббуцы. Это хорошая форма жизни, но она противоречит сейчас интересам партии. «Сионизм это ортодоксальная партия, враждебная прогрессу. В одном из киббуцев (видимо, в Хефциба) у нас есть ячейка, и они очень хорошо нас приняли». Я пытался объяснить ему деструктивную деятельность ПКП в Эрец Исраэль, а также ошибки коммунистической партии в Англии. Ему нечего было реально ответить. Он был вынужден согласиться со мной в определении причин неуспеха коммунистической партии в Англии. Информация, которую ему сообщили о Эрец Исраэль его друзья там, очень искаженная. Кажется, мне удалось поколебать его уверенность в их пропаганде. Он сказал, что если бы тут был его товарищ Рубинштейн, который говорит и на иврите, он бы точно меня убедил.

Относительно будущего: он уверен, что после войны произойдет революция в Польше, Германии и Франции. Там будут советские республики. Англия пока далека от этого, но и в Англии произойдут перемены. Англия будет в этом последней. После войны компартия в Англии вырастет. «Если партия не сумеет после войны собрать вокруг себя массы, он выйдет из партии и вообще оставит политику» - сказал он сердито, когда я доказал ему, что у этой партии нет возможности собрать массы из-за своего прошлого... Я объяснил ему, что перемены, происходящие в Англии, желание перемен, будут потеряны, потому что сегодня в Англии нет какой-либо направляющей партии, которая сможет направить революционную энергию в желательное русло и указать путь массам. Тогда как банда, которая сегодня управляет Англией, знает, чего она хочет. В Лондоне уже сегодня готовы реакционные правительства для всех стран Европы. Европа после войны будет голодной. Англия и Америка должны будут ее кормить. И вместе с «фуд» они привезут и свои правительства, и вся революционная энергия будет подавлена цветной армией, которую готовят уже сейчас. Россия будет слишком слабой, чтобы на это реагировать. Она должна будет прежде всего восстановиться. И это та реальность, которую я предвижу, если в Англии не произойдут революционные перемены.

Он был вынужден согласиться со всеми посылками, но в конце снова повторил революционную речь, которую он знает наизусть, на основе той теории революции и жизни справедливости и равенства после войны, на которой он строит и свое возражение против сионизма. После войны евреи смогут вернуться в свои страны и жить в равноправии (мне он предлагает вернуться в Польшу. Своими талантами и знаниями я могу помочь революции и социализму). Я пытаюсь объяснить ему свой взгляд на еврейский вопрос, который будет решен только путем территориальной концентрации евреев в Эрец Исраэль. С моими словами он вынужден согласиться. В конце концов он повторяет то, что ему рассказали.

Этот наш разговор проходил в палатке, в присутствии многих англичан. Многие из них выказывали большой интерес, особенно когда мы говорили о киббуцах и о том, что будет после войны. Речь коммуниста они уже знают хорошо. Один из них, интеллигентный парень, согласен со всем, что я сказал. Он сказал мне, что он тоже социалист, но не видит сегодня в Англии партии, которая может собрать массы, желающие перемен. Остальные англичане поддержали всё, что было сказано о необходимости перемен, о симпатии к России и о кознях правительства, но не вышли за рамки слушания и знаков согласия. Чем больше я живу среди них и слушаю их разговоры, тем сложнее мне найти вопрос на ответ, который меня занимает – как произойдут перемены. Если бы в армии было меньшинство, обладающее революционным сознанием, которое бы могло в подходящий момент направить чувства и мысли о «переменах» в определенное и ясное русло, это бы уже было что-то. В каждой палатке один, один, который знает, чего он хочет, но где они? Коммунист, которого я встретил, точно не подходит для этой задачи. И насколько я понял из его слов, таковы и его товарищи в Англии».


15.10.1943.

«...Сегодня я встретил английского пехотинца из полка Ройал Фузилерс – еврея из Германии. Я его узнал по его английскому акценту и по внешнему виду. Он рассказал мне, что всю его семью, родителей и сестру, убили нацисты, и его первое желание это мстить, убивать немцев. Для этого он призвался в армию, и несмотря на другие возможности, пошел в пехоту, там у него будет возможность удовлетворить свое желание. Он хочет попасть на фронт. В дальнейшем разговоре, когда я хотел узнать про его планы на жизнь, я узнал, что раньше он был в Англии, потом на африканском фронте. Родители крестили его, когда ему был год, в баптистскую веру, и таким образом он баптист. Он был в Эрец Исраэль неделю, но страна ему не понравилась. Несмотря на то, что он еврей, он не чувствует своего еврейства, не знает, что связывает его со всеми теми типами, которые он там встретил, русскими, поляками, абиссинцами, курдами. Он не понимает их языка, не разделяет их религии, и он атеист. Он космополит, и будет принадлежать к тому народу, где будет жить.

Это его мнение меня потрясло. Ведь война еще не кончилась, а весь урок гитлеризма для него не существует. Да, он не вернется в Германию, но в Англии или в Америке евреи могут жить дальше. Лично он думает, что самое лучшее решение еврейского вопроса это ассимиляция путем смешанных браков. Все мои объяснения о прошлом еврейского народа, о уроке гитлеризма, и о пути решения еврейского вопроса не нашли отклика в его сердце. Еврейского народа не существует. Есть еврейская религия, и у него нет никакой связи с этой религиозной сектой. Несмотря на то, что он не отрицает, что он еврей. Ему 32 года. Волосы седые – видимо, не от хорошей жизни.

Сегодня я узнал, что коммунист, с которым я познакомился, принадлежит к особой религиозной секте. Он назвал ее «идест». Это вера в бога, но без всяких добавок. В эту религию он перешел после того, как прибыл на Ближний Восток и увидел, как христианская религия используется для разных целей...»


Окончание следует.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 26 comments