June 5th, 2015

скоко-скоко?

"Коль лосось ему претит, пусть он жрет, чего хотит"

"Удрученный Балоун уже в окно увидел, как Юрайда вилкой достал его
краюху, которая вся пропиталась соусом так, что стала совершенно
коричневой, прибавил к ней срезанный с самого верха жаркого кусок мяса
и подал все это Швейку со словами: - Ешьте, мой скромный друг!
"


Спрашивали - отвечаем.

Относительно скандала с солдатом, попавшим на гауптвахту за некошерный бутерброд, который он принес от бабушки и съел на стрельбище: http://www.newsru.co.il/israel/01jun2015/kosher_007.html

Как и многое другое из армейской вселенной, мы уже освещали вопрос некошерной еды от бабушки: http://david-2.livejournal.com/152715.html

Там тематические приказы упомянуты кратко, раз возникла надобность, поясним подробнее.

Приказ ГШ 34.0101 "Кашрут" говорит о том, что вся еда, поставляемая армии, а также подаваемая в армейских лагерях гражданскими заведениями, должна быть кошерной. О проносе еды солдатами самостоятельно ничего не сказано.

Приказ 34.0102 "Кашрут -работники кухни" говорит только об обязанности специально выделенных работников следить за кошерностью на кухне.

Приказ 34.0205 "Правила кашрута в Песах" прямо говорит в параграфе 1: "Во все дни Песаха нельзя использовать и вносить в подразделения АОИ и на ее объекты квасное ... Этот параграф распространяется и на гражданских, входящих в лагеря АОИ и на ее объекты". Все четко, вопросов нет. Нельзя.

Вопрос возникает вокруг приказа 34.0103 "Правила кашрута в армейских кухнях". Приказ имеет четыре раздела: "Кухонная утварь", "Кошерность мяса и пищи", "Кошерование посуды" и "Суббота". В разделе "Кошерность мяса и пищи" в параграфе 13 сказано: "Запрещается поставлять мясо и его производные солдатам АОИ в лагерях либо в поле помимо каналов снабжения АОИ: продовольственный центр, ШЕКЕМ, Агуда ле-маан а-хаяль, находящихся под контролем главного военного раввината. Запрещено вносить на объекты АОИ трефную пищу, предназначенную для человеческого потребления". Вот вокруг последней фразы всё и завертелось. Во-первых, приказ говорит о кашруте на кухнях, во-вторых, параграф говорит о еде, поставляемой в армию, в-третьих, речь идет о человеческом потреблении, то есть армейских животных не касается, то есть тоже связано с поставками, а не с личным проносом. Поэтому это всегда понималось как касающееся кухни, а не личных продуктов у солдата. Не как часто бывает в армии "формально написано так, а реально мы делаем эдак", а именно понималось как "нет такого формального требования". Было бы не в этом приказе, а в 34.0101 прямо сказано, что нельзя вносить некошерное, как в 34.0205 прямо сказано про квасное, вообще вопроса бы не было.

Та старая история 2007 года имела продолжение: в ответ на гневное письмо Эли Ишая начальнику генштаба он получил ответ пресс-секретаря АОИ, подтверждающий ответ "Бамаханэ": запрет касается только кухни и столовой, а на базы в целом распространяется только запрет квасного в Песах. Но сразу же вмешался главный военный раввин Авихай Ронцкий и заявил, что это неверно, приказ подразумевает запрет на базах вообще, и исправленный ответ тоже напечатали в "Бамаханэ". Тем не менее депутаты от партий "Ихуд леуми - Мафдаль", "ШАС" и "Яадут а-Тора" подали депутатские запросы, вопрос обсудили на заседании Кнессета, и замминистра обороны Эфраим Снэ подтвердил полный запрет на базах вообще согласно приказу о кашруте на армейских кухнях.

И вот сейчас эта история. Солдат сначала получил 11 дней гауптвахты и отчисление с курса командиров отделений, после того, как журналистка Кармела Менаше опубликовала историю, гауптвахту заменили на лишение увольнительных, а потом НГШ Гади Айзенкот своей властью отменил наказание вообще, а пресс-секретарь АОИ написал, что "мы ошиблись, мы будем по-прежнему соблюдать кашрут в армии, но не копаться в бутерброде у солдата": http://www.newsru.co.il/israel/02jun2015/kosher_006.html

Но история продолжается: замминистра обороны Эли Бен-Дахан, член Кнессета от партии "Еврейский дом", выступил с осуждением отмены приговора, а член Кнессета Бецалель Смотрич от той же партии написал гневное письмо НГШ, обратился к главному военному прокурору, чтобы тот отменил решение НГШ, а также потребовал созыва комиссии Кнессета по иностранным делам и обороне.

Короче, этот бутерброд еще многим колом в горле станет. А с дальнейшим усилением религиозного компонента в армии можно дойти и до формального прямого запрета в приказе, это дело наживное.