June 4th, 2012

скоко-скоко?

«Научить сынов Африки лёту: авиационная помощь Гане и Уганде, 1958-1967» - часть VI


Часть I: http://david-2.livejournal.com/369886.html
Часть II: http://david-2.livejournal.com/370035.html
Часть III: http://david-2.livejournal.com/370380.html
Часть IV: http://david-2.livejournal.com/370620.html
Часть V: http://david-2.livejournal.com/370935.html




«По объективным причинам»

Для израильской группы ВВС в Уганде не было заранее подготовлено жилье в Энтеббе, и до середины 1966-го года шесть семей жили в военном лагере Джинджа, за 150 км от Энтеббе.106 Члены группы поэтому были вынуждены каждый день летать на Пайперах из Джинджи в Энтеббе. Так самолеты набрали много полетных часов, и требовали большего обслуживания.107 В таком положении начальник миссии АОИ был вынужден серьезно задумываться о добавлении любых дополнительных людей в группу.108

Число самолетов ВВС Израиля, проданных в Уганду, составляло в начале работы в 1964 четыре самолета, и дошло в 1967 до 20. Однако число личного состава (наземный и летный состав) почти не выросло. Как сказано выше, с середины 1965 и до середины 1966, в отсутствие авиационных курсов, у израильского летного состава почти не было работы. Зато работа наземных команд по обслуживанию самолетов продолжалась очень интенсивно.109 Трудность и сложность работы происходили из постоянного роста числа самолетов, а также из необходимости обслуживать четыре разных вида самолетов (Пайпер, Фуга, Дакота и Пьяджо). Вместе с тем, как затем оценивал майор Пелед, несмотря на гораздо более сокращенный личный состав по сравнению с принятым в Израиле, наземные команды сумели сохранить высокий уровень исправности.110



Строй угандийских самолетов Фуга Магистр в аэропорту Энтеббе. Такие фотографии в свое время принесли большую пользу.


Еще более проблематичными были условия работы, которые причиняли ущерб снаряжению, задерживали ход курсов и даже нарушали безопасность полетов. Группа получила в Уганде старые здания, и их нужно было ремонтировать, чтобы устроить в них офисы, учебные классы, жилые помещения и столовые для курсантов и местных работников. Снаряжение сначала складировалось в палатках или даже на самих самолетах, под крыльями, открытое для погодных условий. Только в декабре 1964 наконец-то был построен ангар для четырех самолетов, где проводились работы по обслуживанию до строительства большего ангара.111 Лейтенант Гонен, главный инструктор по техническим специальностям, отметил неумение

«окружавших нас организаций по снабжению отвечать требованиям, диктуемым недельной программой занятий. Обеспечение учебным снаряжением и обслуживанием не принято и не регулярно в армии Уганды».112

Это положение продолжалось и позже. В августе 1966 и. о. офицера [звание гражданских служащих в АОИ на соответствующих должностях – «БАХАК – бааль хезкат кацин». Д. Г.] Цви Тирош, начальник сектора обучения обслуживанию в учебном управлении, вернулся из поездки в Уганду, и подал суровый отчет. По его заявлению, текущее обслуживание не было на должном уровне («по объективным причинам»); по его мнению, требовалось «реорганизовать обучение заново, включая дополнительное снаряжение».113


Отношения с местными властями



Празднование Дня Независимости 1965 в израильском посольстве в Уганде.


Взаимодействие между начальником миссии АОИ в Уганде Шахамом и представителями местных властей основывалось на большой вере в возможности израильской миссии выполнить все их пожелания, особенно создать для них ВВС. Вместе с тем, две главные темы, проявившиеся и в деятельности ВВС в Гане, вызывали разногласия.

Как и в Гане, в Уганде израильская группа конкурировала с британскими подданными, занимавшими центральные посты в угандийских властных структурах, и те хорошо использовали вышеописанную тему завышенных цен на снаряжение для очернения Израиля. Другой темой, усложнявшей отношения с угандийскими политиками и военными, был культурный разрыв, например, насчет понятия времени или выполнения обещаний. Отношение угандийцев к группе иногда было утомительным, по свидетельству Шахама: «Не говорили «нет», но не делали ничего в сторону «да».114 С другой стороны, подполковник Явне полагал, что большинство проблем происходили из того, что угандийские военные не разбирались в авиационных вопросах. По его словам, сильно чувствовалось отсутствие местного офицера, для которого ВВС это «его работа и его дитя», человека, который курировал бы авиационную тему в целом и занимался бюджетом в частности. Несколько угандийских штабных офицеров хотя и занимались ВВС, но не делали это с требуемой основательностью.115

Задним числом, единственным человеком в правительстве Уганды, который реально помогал группе ВВС, был Феликс Онома, министр внутренних дел и обороны. Поэтому почти всё зависело от него, и когда его не было, израильской группе было не к кому обращаться. Как писал начальник авиагруппы подполковник Каспит: «Командующий армией принял меня очень дружелюбно и передал мои слова министерству обороны». Такие замечания были довольно распространены в ходе работы группы, это происходило главным образом из того, что разграничение полномочий и ответственности между угандийской армией и министерством обороны было изначально неясным.116

Склонность угандийцев откладывать решения и изменять их проявлялась и в относительно больших проектах. Ярким примером этого уже в ноябре 1964 стала просьба угандийцев к израильской группе проверить возможность создания нового военного аэродрома, на пустом месте, за несколько месяцев. С получением просьбы офицер из учебного управления был послан в Уганду для проверки, и после напряженной работы было решено построить аэродром возле города Лира. Но вопреки этому профессиональному решению угандийцы предпочли, чтобы аэродром был построен в Гулу, на севере страны. Израильтяне снова подготовили план по строительству аэродрома в новом месте, но на деле ничего не произошло. В конце концов аэродром в Гулу был построен в 1967 группами из Чехословакии и СССР. Это был еще один значительный вклад, не принесший никаких плодов.117


Завершение сотрудничества

В израильских ВВС полагали, что создание военно-воздушных сил Уганды продлится недолго, и после этого первые выпускники курсов смогут взять на себя ответственность за них. Но угандийские ВВС еще долго нуждались в израильской помощи. Разница между первоначальной оценкой и реальностью происходила в основном по местным причинам, как описано выше, но также и из трудностей, с которыми столкнулась израильская группа при выполнении своей задачи: недостаточная координация между штабом ВВС в Израиле и группой в далекой Уганде; недостаток средств для проведения упорядоченной учебной программы; и глубокие различия в ментальности и поведении между израильтянами и угандийцами, как на уровне принимающих решения, так и на учебном уровне.

Вместе с тем, можно рассматривать деятельность ВВС в Уганде с июля 1964 до лета 1967 как период, в который были заложены основы для строительства ВВС Уганды – во всем, что связано с приобретением и обслуживанием самолетов, планированием учебных помещений и ангаров и их строительством, и подготовкой учебных программ для летных и технических курсов; это был подготовительный период, проходивший в крайне тяжелых условиях, и принесший плоды только в более поздний период – с 1967 до 1972. Так как рассмотрение этого периода выходит за рамки данной книги, дальнейшие события будут описаны кратко.

К концу 1969 было решено передать ответственность за израильскую авиагруппу в Уганде от ВВС Авиационной Промышленности, начиная с октября 1971;118 это было вынужденное решение, когда стало ясно, что угандийцы уклоняются от принятия ответственности за самостоятельную деятельность ВВС. Были начаты приготовления к выполнению этого решения, но Израиль не мог ожидать изменений, которые произойдут в угандийской верхушке. В январе 1971 Иди Амин устроил военный переворот и пришел к власти. Отказ Израиля выполнить его требование о поставке Уганде современных самолетов и предоставлении ему кредита, вместе с его сближением с Ливией, щедро разбрасывавшей обещания, были основными причинами процесса, закончившегося неожиданным и односторонним разрывом дипотношений между Угандой и Израилем в марте 1972.119

В целом до сентября 1971 группа израильских ВВС в Уганде обучила 32 летчика (реально только 18 служили в ВВС Уганды: девять пилотов Фуг, три пилота связи и разведки, два пилота Дакот, и другие курсанты, отправленные в Грецию на курс Дакот) и 130 человек наземного персонала, около 100 из них в технической школе в Энтеббе, и около 30 на курсах в Израиле (около 70 из них служили в ВВС).120



Капитан Эли Мор инструктирует угандийских курсантов перед учебным полетом на Фуга Магистр.


Заключение

В своей работе в Африке в 1958-1967 ВВС занимались не своей обычной деятельностью, а были представителем государства, служившим его внешнеполитическим интересам, заключавшимся в расширении влияния Израиля среди только что получивших независимость государств. В этом особенность данной истории. В результате, ВВС ничего не получили от выполнения этой задачи – ни в средствах, ни в добавке бюджетов, ни в боевом опыте. Наоборот, несколько раз от ВВС требовалось выделять для Африки средства и людей, которые были нужны в Израиле. Несмотря на это, инструкторская деятельность израильских ВВС в Африке отражает важное изменение в ВВС: всего несколько лет назад израильская авиация нуждалась в помощи других, а сейчас она могла помочь другим странам в создании их собственных ВВС.

На этом фоне следует отметить самоотверженность, проявленную членами миссий, отправившихся в Гану и Уганду, и величину их успеха. Тот факт, что их работа не прославилась (и была почти забыта), ничего не говорит о ее высоком уровне. В обеих странах группы работали в крайне тяжелых личных, профессиональных и политических условиях. В обеих странах от них также требовалось доказывать свою профессиональную эффективность в условиях открытой конкуренции с представителями других стран, в том числе держав с первоклассным авиационным статусом.

Эти условия обязывали прибегать к импровизациям для решения возникающих проблем, и миссии действительно отличались этим умением. Но это не было самой яркой характеристикой их деятельности. Исследователь, изучающий документы того периода и отчеты миссий, не может не впечатлиться основательностью планирования, стремлением к выполнению задачи, и в случае Ганы, особенно, честностью перед принимающей стороной. Благодаря этому развились особые отношения между африканцами и израильскими посланцами, которых они рассматривали как «других белых».

В отличие от других видов деятельности, работа ВВС в Африке не позволяет подвести ясный итог прибыли и убытков. Эта работа, в Гане и Уганде, была лишь звеном в разнообразной израильской цепи экономической, технологической и другой военной помощи на черном континенте в тот период. В целом, эта система помощи отвечала многим из возложенных на нее ожиданий. Одним из доказательств этого являются списки голосования в ООН по вопросам, связанным с Израилем, в 1960-1966. Проверка этих списков показывает, что большое число антиизраильских предложений было отклонено в эти годы благодаря голосам тех африканских стран, кто получал эту помощь.121 Хотя не всегда все государства Черной Африки голосовали так, как хотел Израиль (и следует помнить, что не всегда Израиль голосовал так, как хотели африканские государства, например по вопросу французских ядерных испытаний в Сахаре), но факт, что в течение описываемого периода африканский блок не стоял плечом к плечу с арабскими странами, и это следует отнести на счет помощи, полученной этими государствами от Израиля. Кроме этого, эта помощь приносила во многих случаях значительную экономическую прибыль, хотя и не всегда, и помогала Израилю и другими путями, которые невозможно перечислить коротко.


Collapse )