June 1st, 2005

скоко-скоко?

Сильно

Березин упомянул поэму Константина Симонова "Далеко на востоке", которую я раньше не читал. "Майор, который командовал танковыми частями в сраженье у плоскогорья Баин-Цаган, сейчас в Москве, на Тверской, с женщиной и друзьями сидит за стеклянным столиком и пьет коньяк и нарзан. А трудно было представить себе это кафе на площади, стеклянный столик, друзей, шипучую воду со льдом, когда за треснувшим триплексом метались баргутские лошади и прямо под танк бросался смертник с бамбуковым шестом". Ух.

А это напомнило о ближнем: "Майор просыпается от ожога – он прижался щекой к броне, – шестьдесят градусов Цельсия. В небе несколько точек. Это орлы ушли вверх от жары. В броневом зеленом стекле через цепи низких барханов, переваливаясь, как утки, под абсолютно красным солнцем, по абсолютно желтой земле, абсолютно черные танки идут уже третьи сутки".



Израильская танковая бригада "Железные следы".
скоко-скоко?

Того



В июле 1884 рейхскомиссар Густав Нахтигаль подписал договор с группой местных вождей, и положил начало германскому протекторату над территорией Того, на которую в течение трехсот лет покушались Англия, Франция, Португалия и Дания. Немцы построили порт и больницы, создали плантации какао, кофе и хлопка, провели железные дороги и телеграфные линии, и сделали Германский Тоголенд образцовой колонией империи. В 1914 году малочисленный гарнизон не смог оказать серьезного сопротивления английским и французским войскам, и уже в августе колония капитулировала. Подвиги Пауля фон Леттов-Форбека в Германской Восточной Африке в Того не повторились.

После Первой Мировой западная часть Того перешла под британский мандат, и в дальнейшем вошла в состав современной Ганы, восточную, основную часть получила Франция. В 1956 Того стала самоуправляемой республикой в составе Французского Содружества, а в 1960 обрела независимость. Первым президентом в 1961 был избран Сильванус Олимпио. В январе 1963 в Того произошло событие, ставшее впоследствии привычным и регулярным для Черной Африки: военный переворот. Группа бывших солдат французской армии, которым новое правительство отказало в принятии в ряды вооруженных сил Того, захватила президентский дворец и радиоцентр. Переворотом руководил сержант Этьен Эйадема, лично застреливший президента Олимпио у ограды американского посольства, где тот пытался найти убежище. Эйадема, ветеран войн в Индокитае и Алжире, "пользовался авторитетом товарищей", однако власть была передана не военным, а гражданскому президенту Николасу Грюницки, бывшему премьер-министру, находившемуся в эмиграции по политическим причинам. По стечению обстоятельств, он был шурином Олимпио. Странная для африканца фамилия объясняется просто: его отец, немец польского происхождения, женился на дочери одного из вождей области Атакпаме.

Получивший в Париже образование в области гражданского строительства Грюницки пытался развивать страну до современного уровня. Как и все африканские лидеры того времени, он дружил с Израилем, помогавшим Того во многих областях, от армии до сельского хозяйства.

На снимках: визит Грюницки в Израиль, 1964.


Президента Грюницки встречают хлебом-солью в Иерусалиме.


Награждение замминистра обороны Шимона Переса знаком командора ордена Моно.


Грюницки управляет катером во время прогулки по Кинерету.

Но долго управлять ему не дали. В 1967 Эйадема, на тот момент уже подполковник, в течение четырех лет влиявший на политику из-за кулис, решил выйти на первый план, и в день четвертой годовщины переворота совершил еше один переворот, на этот раз бескровный. Николас Грюницки снова эмигрировал, и спустя два года погиб в автокатастрофе в Париже. Этьен Эйадема, в дальнейшем на волне африканизации сменивший имя на Гнассингбе Эйадема (на самом деле Гнассингбе было его фамилией, а Эйадема – вторым именем, но в армии он был записан не так, и вообще в Африке это сложная тема), а чин, разумеется, на генеральский, оказался не только основоположником увлекательной африканской традиции военных путчей, но и рекордсменом по сроку пребывания у власти. Не такой известный, как соседи по континенту Иди Амин или Мобуту Сесе Секо, он правил с 1967 до самой смерти в феврале 2005. Несколько покушений и попыток переворота, две авиакатастрофы, в одной из которых он был единственным выжившим, даже многопартийные выборы под давлением общественных групп – Эйадема прошел и преодолел всё. Сказалось юношеское увлечение борьбой. Не попавшую в него пулю, выпущенную в упор, он носил в качестве амулета. Народ приписывал ему сверхъестественные качества и считал колдуном. Как и другие диктаторы, Эйадема отдал дань моде скармливания оппозиции крокодилам, по крайней мере по слухам, но это не помешало ему стать кавалером ордена Почетного Легиона. Франция относилась к нему хорошо. При нем не было массового голода, геноцида и гражданских войн, как в других государствах, и экономическое положение страны по африканским меркам было относительно нормальным, за счет добычи фосфатов и экспорта хлопка и какао. Эйадема, со своей стороны, тоже старался сотрудничать с Францией, особенно в военной сфере: регулярные совместные маневры, расквартирование баз ВВС, межафриканская школа подготовки офицерских кадров под французским руководством.


Гнассингбе Эйадема и Жак Ширак, 2001.

Вместе с практически всей Черной Африкой, Того в 1973 разорвала дипотношения с Израилем, продолжая негласно с ним сотрудничать. В частности, израильтяне тренировали личную охрану президента. С таким спросом на его жизнь помощь была нелишней. В 1987, следуя за Заиром, Либерией и Кот д`Ивуаром, Эйадема восстановил отношения и пригласил премьер-министра Ицхака Шамира посетить Того.


Совместная пресс-конференция во время визита Шамира, 1987.

В феврале 2005 Гнассингбе Эйадема скончался от сердечного приступа в самолете, который должен был доставить его в парижский госпиталь. После нескольких месяцев выборов, протестов и снова выборов, у власти в Того на данный момент при поддержке армии укрепился сын покойного президента, Фор Эссозимна Гнассингбе. Проявит ли он отцовские таланты в области удержания власти, пока вопрос. Но если он, кроме второй степени по менеджменту, применит и методы управления, полученные по наследству, то шансы у него есть.


Во время визита премьер-министра Шамира, Того, 1987.